buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯПОДАРКИГОСТЕВАЯ

 
 

А.Г. Сущевский

Доцент Восточного факультета СПбГУ, египтолог

Рождение авторского художественного текста в Древнем Египте и формирование универсального текста литературы древнего Восточного Средиземноморья

Текст является тем важнейшим коммуникативным ресурсом цивилизации, который отражает и организует её структуры. Пифагорейское "всё есть число" вполне справедливо было бы обратить в тезис "всё есть текст". Именно поэтому дефиниция того, что есть текст едва ли может иметь разрешимые пределы. Ввиду этого оставим в стороне текст как термин и обратимся к проблеме дескрипции текста.

Описывать текст через различные модели его визуально-графических, мимико-динамических, музыкальных и морфо-фонологических презентаций было бы излишне избыточно и при этом непринципиально. Многообразие частных дескрипций вызывает проблему усложнённой классификации и практически закрывает возможности анализа формирования самого явления.

Остановимся на описании текста как коммуникативной среды, своего рода интерфейса между "автором" и "читателем" . Такое положение тоже не является диахронически точным, поскольку любой предварительный обзор древневосточной литературы показывает, что хронологически наиболее ранние тексты не могут быть описаны как "авторские". Появление текста старше "автора" и "авторства" и, следовательно, наше описание исключает эту терминологию до её уточнения.

Опишем текст как интерактивную среду, которая складывается из актов коммуникации. Это позволяет нам развести в стороны, калибровать дескрипции текста и сообщения. Даже минимальное, сообщение должно обладать бинарной структурой: собственно представляемая информация и указание на её интерпретацию. Таким образом, всякое сообщение описывается наличием своего инициатора, который управляет восприятием интерпретатора. Если этого последнего не нашлось, сообщение не состоялось. И это положение весьма важно, поскольку оно предполагает, что далеко не всякий текст формируется как сообщение.

Может сложиться впечатление, что выведенный здесь "инициатор текста" есть необходимое условие появления текста как такового. Однако и это положение неточно, поскольку ведёт к тупиковому тезису "кто же был первым создателем"? Здесь мы бы имели дело с частой телеологической ошибкой анализа и чтобы избежать её, откажемся от представления о "самом первом акте коммуникации". Текст есть эффект среды общения, которая складывается из совокупности коммуникативных актов, а не является событием субъективной природы. В таком случае, "инициатор" и "интерпретатор текста" – это роли, а поскольку текст есть событие социальной культуры, то роли социальные.

скачать текст полностью