buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯИНТЕРВЬЮГОСТЕВАЯ

 
 
 

Интервью Михаила Ахманова,

автора книги "Вода, которую мы пьем",

 

журналу "Сибирь"  16 апреля 2007 г

Журнал "Сибирь" мне обещали прислать, но так и не прислали. Знаю только, что номер был посвящен проблеме чистой воды

Вопрос: Сейчас много говорят о том, что Россия к 2030 году будет испытывать нехватку питьевой воды. Связывают это прежде всего с промышленным загрязнением рек и истощением запасов пресной воды. Как Вы думаете, возможен ли такой поворот событий и какие меры необходимо предпринять, чтобы избежать кризиса с питьевой водой?

Ахманов: Наша страна обладает огромными запасами пресной воды, значительная часть которых сосредоточена в озере Байкал. Не думаю, что мы когда-нибудь будем испытывать нехватку водных ресурсов - скорее, мы сможем экспортировать воду в другие страны, например, в Западную Европу. Однако наши "водные богатства" распределены по большой территории, и ситуация, когда в некоторых крупных регионах местные источники воды станут непригодными, вполне возможна. Прежде всего это может случиться на Волге, загрязненной промышленными стоками и вредными веществами, которые вымываются с полей. Я вполне могу представить, что к 2030 году волжане будут пить воду, которую перегнали по трубам из сибирских рек или Байкала. Поэтому наша задача состоит в том, чтобы не загрязнять Байкал, Обь, Енисей, Лену и другие сибирские реки. Это наш - и, возможно, общеевропейский "золотой" запас питьевой воды. Сибирь населена редко, технологическое давление на ее природные ресурсы пока невелико; если сибирская вода останется чистой, будет что пить россиянам.

Вопрос: Откуда, на Ваш взгляд, исходит угроза питьевой воде в России, в частности, в Петербурге? И есть ли вообще проблемы с питьевой водой у нас в стране?

Ахманов: Пока я не вижу существенных проблем с питьевой водой в России - то есть таких проблем, которые нельзя было бы решить с помощью хороших водоочистных сооружений, очистке "на кране" бытовыми фильтрами или, в самом худшем случае, путем подвоза доброкачественной воды. К счастью, Россия - северная страна, и хотя мы портим воду в Волге и других водоемах промышленными сливами, бактериальное заражение наших рек невелико. Во всяком случае, его нельзя даже сравнивать с ситуацией Инда и Ганга, великих индийских рек, вода которых для нас - чистый яд. Воду Нила тоже пить нельзя, поскольку она заражена вредной микрофлорой - ведь Нил течет из тропических областей. Кстати, древние египтяне это знали и нильскую воду не пили. Египтологи предполагают, что они пользовались питьевой водой, добытой из многочисленных колодцев.

Угроза питьевой воде в России исходит от несанкционированных сливов предприятий и применяемых в сельском хозяйстве веществ (удобрений, ядохимикатов и т.д.), которые по весне, с талой водой, попадают в реки и водоемы. Но в разных регионах ситуация разная. На Волге, где стоят крупные города, где десятки миллионов жителей и масса предприятий, положение очень неважное. В Петербурге дело обстоит гораздо лучше по ряду причин:

- Петербург снабжается (через Неву) сравнительно чистой водой из Ладоги, большого глубокого водоема;

- Петербург имеет вполне приличные водоочистные сооружения и водозаборные станции, которые соответствуют статусу "второй столицы" России;

- недостатки петербургской воды связаны, в основном, с трубами водопроводной сети, достаточно изношенной, а потому заражающей воду на пути к крану потребителя тяжелыми металлами и микрофлорой. Так что и в Петербурге не стоит пить сырую воду из крана, а лучше пропустить ее через бытовой фильтр и прокипятить.

Вопрос: Какую воду Вы сами пьете? Ходите ли на родник, пользуетесь ли фильтрами или, возможно, используете магниты для ионизации воды? Расскажите о Вашем методе очистки воды.

Ахманов: Родниковой водой я не пользуюсь, так как ее качество не апробировано. Сегодня народ пьет хорошую воду из родника, а завтра она может стать отравой - потому, что в почву попали вредные вещества, которые добрались до водоносных слоев. Родником можно пользоваться лишь тогда, когда он находится под постоянным контролем службы санэпиднадзора (а где вы такое видели?..).

Я также не покупаю бутылированную воду, поскольку источники ее происхождения неясны и нет возможности проверить ее качество.

Я безусловно не пользуюсь шаманскими методами очистки воды - магнитами, шунгитом, торсионными полями и так далее.

Мы с женой живем в Петербурге и пьем нашу питерскую воду. Пропускаем ее через бытовой фильтр, сливаем в большой фарфоровый бочонок и обязательно кипятим. Запас воды делаем вечером, в период интенсивного водоразбора, когда вода не застаивается в трубах. Что касается бытовых фильтров, то я бы советовал использовать продукцию крупных компаний, которые давно присутствуют на нашем рынке. Это прежде всего российские фирмы "Аквафор", "Гейзер" и "Барьер". Но я все же выбрал другую компанию - немецкую "Бриту". Это фирма мирового класса, и материалы, представленные ею (реклама, проспекты и т.д.), показались мне более убедительными.

Вопрос: Есть ли способы определить качество воды на вкус, не прибегая к лабораторным анализам? Может быть, вода с привкусом соли?.. содержит в избытке железо и другие тяжелые металлы? Как Вы определяете качество воды?

Ахманов: Разумеется, если вода дурно пахнет, имеет подозрительный цвет и неприятна на вкус, вы ее пить не будеть. Запах, цвет, вкус - это так называемые органолептические показатели воды. Наши глаза, нос и язык - вот единственные приборы, которыми мы располагаем в домашних условиях. Если же вода кажется приличной, дома мы не узнаем, сколько в ней тяжелых металлов, фтористых соединений, вредной микрофлоры и прочих гадостей. Равным образом мы не узнаем, что делает с этой водой наш бытовой фильтр, насколько он ее очищает. Чтобы выяснить это, нужно заказывать анализы в службе горсанэпиднадзора по двадцати-тридцати показателям и платить за это исследование из своего кармана. Иного способа, к сожалению, нет, поэтому пользуйтесь фильтрами и меняйте их почаще, не дожидаясь выработки их ресурса.

Что до ситуации с бытовыми фильтрами, то она не так плоха, как можно думать. Продукция компаний, производящих фильтры, обязательно исследуется в службе горсанэпиднадзора; без солидной пачки документов ни один фильтр, наш или зарубежный, в продажу не поступает. При написании своей книги я изучил этот процесс сертификации и должен признать, что меня (физика, специалиста в области качественного и количественного анализа) он не вполне удовлетворил. Мне кажется, что методики проверки бытовых фильтров в горсанэпиднадзоре еще далеки от совершенства. Но книгу я писал пять лет назад и надеюсь, что с той поры положение дел улучшилось.

Вопрос: Почему Вы решили написать книгу о питьевой воде?

Ахманов: Наши граждане начали уделять больше внимания продуктам и лекарствам. Всем теперь известно, что лекарства могут оказаться поддельными и очень опасными, что мясо курицы может содержать вирус куриного гриппа, что говядина и колбаса, изготовленная из нее, тоже могут быть заражены. О "паленой" водке я уж не говорю. В общем, с едой и таблетками люди стали осторожнее, а вот с водой - отнюдь! Многие вообще не пользуются бытовыми фильтрами (это ведь приличные и постоянные расходы) или приобретают бутылированную воду, квас, лимонад сомнительного происхождения. А ведь некачественная вода может явиться причиной гораздо больших неприятностей, чем пища. Если вы отравились рыбными консервами, диагноз поставят сразу, откачают в реанимации и спасут. А теперь представьте, что много лет вы пьете воду с небольшой дозой канцрогенного вещества и медленно, но неизбежно двигаетесь к раковому заболеванию. Какой врач это диагностирует - пока не придется лечь на операционный стол?..

Вода - важнейший пищевой продукт, который мы и наши дети потребляем постоянно, день за днем, год за годом, и для большинства из нас она приходит из одного источника - из крана. Мы должны разбираться в том, что пьем, что вводим в свой драгоценный организм, который на 70% состоит из той же воды. Вот поэтому я и написал свою книгу.