buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯИНТЕРВЬЮГОСТЕВАЯ

 
 

Интервью уральской газете "Диабетический вестник" в преддверии Международного Дня Диабета

Октябрь 2009 года

Вопрос: Михаил Сергеевич, Вы заболели сахарным диабетом в 1986 году. Каким было Ваше отношение к болезни и вообще к здоровью до этого момента? Что Вы знали о диабете? Какие были Ваши первые эмоции после того, как был поставлен диагноз?

Ответ: Не могу сказать, что я слишком заботился о своем здоровье, когда оно было. С другой стороны, никаких вредных привычек кроме курения у меня не имелось. О диабете я не знал ничего, а потому не испытывал страха, когда мне поставили этот диагноз. Впрочем, когда я разобрался с тем, что такое диабет, страха или иных переживаний тоже не было. Что поделаешь, получил хроническое заболевание - к счастью, не смертельное; надо с ним жить.

Вопрос: Трудно ли было резко менять привычный образ жизни, изменять предпочтения или, может быть, даже рушить традиции?

Ответ: У меня диабет II типа, который первые годы был хорошо компенсирован таблетками и диетой. Поэтому мой привычный образ жизни практически не изменился. Я только перестал есть сладкое, белый хлеб и другие нежелательные продукты.

Вопрос: Как изменился Ваш распорядок дня?

Ответ: Никак. Рано утром принимал таблетки, завтракал и отправлялся на работу. Там перекусывал в полдень, примерно в 18.00 возвращался домой, принимал таблетки, обедал, вечером ужинал. Сейчас я на инсулине, но я уже пенсионер и могу работать дома, писать свои книги. Теперь я полный хозяин своего времени и могу без труда вести ту жизнь, которая предписана диабетику.

Вопрос: В "Настольной книге диабетика" Вы пишете, что долгое время Ваш диабет "вел себя вполне пристойно" и не требовал особого внимания. Что заставило изменить Ваше отношение к болезни?

Ответ: В эмоциональном плане мое отношение к диабету не изменилось после перехода на инсулин. Но когда это произошло, я понял, что нужно больше знать о своей болезни, так как самостоятельная инсулинотерапия много сложнее, чем заглатывание таблеток. Я начал учиться, учебных книг не обнаружил и стал писать их сам.

Вопрос: Вам приходилось чем-то жертвовать, чтобы компенсировать диабет?

Ответ: Ничем, если не считать ограничений в питании. Но мой случай совсем не тот, что у молодых диабетиков - ведь я заболел после сорока, уже имея семью, ребенка, профессию, общественный статус и приличный оклад. А молодому приходится добиваться всего этого, таская "горб" в виде болезни. Это гораздо тяжелее.

Вопрос: Как Вы можете оценить уровень медицины в конце 80-х годов? Каким было отношение к пациентам?

Ответ: Я не врач и потому не рискну оценивать уровень медицины тридцать лет назад. Могу сказать лишь то, что лекарства в аптеках были всегда, и попасть к эндокринологу в поликлинике можно было без проблем. Сейчас с этим хуже. Кроме того, упал статус врача - как, впрочем, и других интеллектуальных профессий. Зато появилась масса мошенников-"целителей".

Вопрос: Какие лекарства Вам назначили? Всегда ли они были Вам доступны?

Ответ: Назначили самое примитивное - бутамид, ПСМ первого поколения. После отказа на бутамиде я пару лет принимал манинил, затем перешел на инсулины хумулин Р и хумулин Н. Примерно до конца девяностых годов эти препараты всегда были в аптеках. Потом наступило тяжелое время, когда чиновники начали какие-то махинации с закупкой лекарств. Результат: очереди в аптеках, скандалы, плачущие в отчаянии больные.

Вопрос: Почему раньше Вы считали, что инсулин - это "плохо и страшно"?

Ответ: Потому, что не имел должной информации о сахарном диабете. Школ для диабетиков не было, толковых книг тоже. А решающий фактор компенсации диабета - просвещение.

Вопрос: Согласны ли Вы с тем, что диабет сегодня - это образ жизни, а не заболевание?

Ответ: Нет, это все-таки заболевание, причем пожизненное. Другое дело, что обладая знаниями, можно жить нормально. И тогда диабет становится образом жизни.

Вопрос: Как жить с диабетом современному человеку, которому, как говорится в рекламе, "некогда болеть"?

Ответ: Что бы ни говорилось в рекламе, а от неизлечимой болезни никуда не сбежишь. Выборов два: не обращать внимания на свой недуг и рано умереть от диабетических осложнений или вести себя разумно и жить долго и счастливо.

Вопрос: Пользуетесь ли Вы инсулиновой помпой?

Ответ: Нет. Причина: помпа еще не очень распространена в России. Вторая причина: мне хватает лантуса, хумалога и шприц-ручки. От добра добра не ищут.

Вопрос: Изменилось ли отношение к диабетикам в нашей стране после того, как ООН объявила о пандемии этого эндокринного заболевания? Как Вы оцениваете уровень медицинской помощи диабетикам сегодня, а также отношение государства к своим больным гражданам?

Ответ: У нас не изменилось. В нашей стране не соблюдаются даже российские законы, что же говорить о каких-то объявлениях ООН! На больных граждан нашему государству глубоко плевать, что подтверждается низким окладом большинства врачей и падением статуса этой профессии. Были попытки посадить диабетиков с ИЗСД на брынцаловский инсудин, но, к счастью, афера лопнула. Единственный положительный момент в истории с лекарствами: своего инсулина в России нет, и потому мы получаем качественные зарубежные препараты. Государство и прикормленные чиновники равнодушно наблюдают, как жулье, экстрасенсы, шаманы, лже-"целители", колдуны обирают больных людей. Уровень медицинской помощи безусловно стал ниже, особенно на периферии. Там, в поселках и маленьких городах, разыгрываются настоящие трагедии, о чем мне пишут читатели. Отсюда вывод: если мы сами о себе не позаботимся, никто нам не поможет.

Вопрос: Вы получаете десятки писем со всех уголков страны. О чем Вам пишут?

Ответ: Очень многие просят прислать мои книги, и я это делаю всегда, если просьба исходит от родителей больных детей или неимущих диабетиков. Остальные могут приобрести мои книги в магазинах или через интернет. Книги издаются уже 12 лет, суммарный тираж составил более полумиллиона, и каждый год выпускается еще 30-40 тысяч. Благодаря моим издателям ("ЭКСМО", "Невский проспект", "Вектор") книги доступны практически всегда.

Другая часть писем содержит конкретные вопросы по лечению диабета, на которые я стараюсь ответить с помощью моего соавтора Астамировой и других врачей. Можно сказать, что они консультируют русскоязычных больных в странах бывшего СССР, Германии, США, Израиле, Италии и т.д., а я при них - что-то вроде передаточного звена.

Редко, но все же приходят письма отчаянные, с просьбой о помощи, и тогда я иду на почту и отправляю деньги, лекарства, шприцы и т.д. Еще бывают письма, в которых люди хотят выговориться или поделиться своими страхами. Стараюсь их поддержать. Бывают очень приятные новости. Писали мне молодые женщины с диабетом, ожидающие детей. И вот в октябре один малыш родился - совершенно здоровый!

Вопрос: Вы, как говорят в Интернет-сообществах, активный "юзер", с компьютером на "ты" и дружны со всемирной паутиной. Как Вы считаете, может ли Интернет помочь больным диабетом?

Ответ: Я вовсе не активный "юзер" и пользуюсь интернетом только для поиска нужной информации и ответа на письма читателей. Более того, я считаю, что "интернетные развлечения" - вещь опасная, отвлекающая от реальной жизни и от работы. Интернет следует использовать по назначению. Имеются сайт газеты "ДиаНовости" и сайты, устроенные диабетиками - вот туда и нужно заглядывать, задавать вопросы и вообще "быть в теме". Остальное - от лукавого. Кстати, есть и мой сайт с разделом для диабетиков: www.akhmanov.narod.ru.

Вопрос: Наверное, для героев Ваших фантастических книг нет ничего невозможного. А как убедить человека с впервые выявленным диабетом, что в реальной жизни возможно все?

Ответ: К сожалению, ВСЕ в реальной жизни невозможно - например, пока нельзя излечить первичный сахарный диабет полностью и навсегда. Более того, не всегда удается убедить людей с диабетом и особенно родителей больных ребятишек, что не нужно обращаться к лже-"целителям" и пускать в распыл семейное достояние. Человеку с впервые выявленным диабетом часто нужна помощь психолога, чтобы осознать свое положение. Но где они, эти психологи?.. Нет их, увы! И поэтому я пишу не только учебники для больных, но еще и книги психологической поддержки.

Вопрос: Расскажите о Ваших книгах, которые Вы пишете для больных диабетом. Сегодня так легко запутаться в многообразии всевозможных пособий...

Ответ: Книги "Большая энциклопедия диабетика" и Настольная книга диабетика", написанные мной совместно с врачом-эндокринологом Хаврой Астамировой, издаются в Москве, в "ЭКСМО", ежегодным тиражом 24 тысячи экземпляров. Это учебники, которые мы регулярно обновляем. В "Энциклопедию", сравнительно с "Настольной книгой", включен дополнительный материал: история лечения диабета, рецепты сладких блюд и т.д. Но как учебные пособия эти книги равноценны.

В петербургским издательстве "Вектор" регулярно выходят следующие мои книги: "Диабет в пожилом возрасте" (пособие для больных с диабетом II типа); "Жизнь с диабетом" и "Диабет - не приговор" (книги психологической поддержки). Недавно я объединил эти книги в сборник под названием "Диабет. Все, что вы должны знать", включив в него еще один раздел о современном лечении инсулином; сборник выйдет в конце 2009 - начале 2010 года. Вместе с Хаврой Астамировой и издательством "Вектор" мы сделали еще два проекта: книгу "Первая помощь диабетику" с лекциями на видеодиске и книгу "Альтернативные методы лечения диабета. Правда и вымысел". В последней книге, кроме полезной информации (фитотерапия, гомеопатия, массаж, иглоукалывание и т.д.), содержатся предостережения насчет "народных целителей" типа Малахов-плюс.

Что касается книг других авторов, то это тема для долгого разбирательства, и обзоры этой литературы, как полезной, так и невменяемой, мы регулярно даем в "Настольной книге" и "Энциклопедии". Замечу только, что мошенникам нет числа и советам в их "пособиях" следовать не стоит. В последние годы появился десяток книг, копирующих название "Настольная книга диабетика" с коммерческой целью. Эти издания приобретать не советую - они либо бесполезны, либо опасны для больных, так как содержат недостоверную информацию. К сожалению, мы не можем привлечь этих авторов и издателей к суду, так как название книги не защищается законом об авторском праве.

Вопрос: В одном из интервью Вы отметили, что находитесь на стороне будущего. Каким Вам видится будущее диабета в мире и у нас в стране?

Ответ: Я надеюсь, что у диабета нет будущего. Научатся его лечить, и эта болезнь уйдет в прошлое, как многие другие страшные недуги.

Вопрос: Как, на Ваш взгляд, нужно относиться к порой сенсационным сообщениям об излечении диабета?

Ответ: С полным недоверием. Путь к полному излечению диабета прослеживается не по сенсационным статьям в газетах, а по научным медицинским журналам и выступлениям специалистов на конференциях. Только ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, имеет право заявить о том, что метод полного излечения найден. Его авторам с гарантией вручат Нобелевскую премию. А пока не вручили, не надо верить дешевым сенсациям и целителям-мошенникам.

Вопрос: Что должно измениться в обществе (государстве, мире), чтобы слова о борьбе с диабетом привели, наконец, к действиям, а действия - к результатам?

Ответ: К каким действиям и каким результатам?.. В Европе, США, Канаде, Израиле предприняты самые активные действия: препараты доступны, врачи внимательны, мошенников привлекают к суду и т.д., и т.п. Кроме того, ведется огромная научная работа, и ее результаты налицо: новые прекрасные инсулины (лантус, хумалог, ново-рапид), инсулиновые помпы, надежные глюкометры, новые хирургические методы и многое другое. Там, в Большом Мире, не только говорят слова, но и работают; и там будет найден метод полного излечения диабета. А что у нас в России? Ничего. Мы даже выпуск качественного инсулина наладить не в состоянии. Зато процветают жулики, продающие сомнительные БАДы и приборы "энергоинформационной медицины", которые лечат все, что угодно.

Чтобы наше российское "ничего" превратилось во что-то, должны пройти десятилетия. Проблема диабета не обособлена, она часть медицинской науки, а наука эта - часть общего комплекса знаний, биологии, физики, химии, общественных наук и т.д. Чтобы все возродить и поднять, нужны новые научные институты, новое оборудование, нужно вернуть домой из зарубежья сотни тысяч наших "умных голов", взрастить новые таланты и сделать так, чтобы они не были нищими. Это требует огромных средств, которых у нас не имеется. Проблему диабета нельзя отделять от проблем СПИДа, астмы, наркомании, алкоголизма, слишком ранней смерти. Что должно измениться в России, чтобы мы решали эти проблемы достойно великой страны? Все! Первым делом, наши ученые не должны спасаться от нищеты за рубежом, наши милиционеры не должны расстреливать своих сограждан, а наши чиновники не должны брать взятки. Когда это будет? Возможно, никогда.

Но не будем унывать - рано или поздно, но на Западе найдут способ полного излечения от диабета. Дай бог, чтобы он оказался дешевым и общедоступным. И тогда наши врачи-подвижники будут лечить нас и наших детей.

Вопрос: В одном из номеров "Диабетического вестника" мы писали о мальчике с диабетом I типа, который очень любит фантастику. Он уверен, что лекарство от диабета - это вовсе не фантастика, а наше недалекое будущее. А как считаете Вы?

Ответ: Полагаю, я уже дал ответ на этот вопрос. Такого лекарства еще нет, но его разработка, как и особых прививок от диабета, отнюдь не фантастика. В мире около трехсот миллионов диабетиков и еще столько же находятся в стадии предиабета. Вдумайтесь: почти десятая часть населения земного шара! Так что ищут лекарство, ищут. И основание тому - вовсе не милосердие (деньги важнее!), а экономика: средства на больных тратятся гигантские. Придумают способ и будут лечить. Нет болезни, с которой человечество не сумело бы справиться.

Вопрос: Что бы Вы могли пожелать нашим читателям в День борьбы с сахарным диабетом?

Ответ: Наше традиционное диабетическое пожелание: ХОРОШИХ САХАРОВ! А от себя лично добавлю: кто трудится, тому не страшен диабет. Помните об этом.