buster.nsh@gmail.com

   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯИНТЕРВЬЮГОСТЕВАЯ

 
 
 

Интервью "Жизнерадостной газете" орган Российской диабетической ассоциации декабрь 2010 г

1. Как и когда я впервые столкнулся с проблемой диабета

Это случилось летом 1986 года, когда мы с женой собирались поехать по турпутевке за рубеж: четыре дня в Берлине, четыре дня в Праге. Мы оплатили свой вояж и уже готовились собирать чемоданы, но не тут-то было! Недели за три до отъезда мне пришла повестка из военкомата - меня призывали на двухмесячные сборы. Я обратился в военкомат с просьбой перенести мне это мероприятие: как-никак, путевка оплачена, парткомы-райкомы пройдены и оформлен отпуск, но такие мелочи военкоматских служак не интересовали, им нужно было выполнить разнарядку.

Мы с женой сидели на чемоданах в полном унынии, но все же я решил оформить последний документ, необходимый для поездки - справку из поликлиники. Сдал анализы, обошел врачей, и через день-другой отправился к своему терапевку за справкой. Терапевт была милая женщина, давно знакомая с моей семьей; наши дети учились в одном классе. Я застал ее с моими анализами в руках, чуть ли не плачущей. "У вас сахарный диабет, неизлечимая болезнь", - промолвила она и отправила меня к эндокринологу. Диагноз подтвердился. Не могу сказать, что я был сильно напуган - тогда, четверть века назад, я ничего не знал о диабете. Первая мысль была такой: даешь Берлин и Прагу!

Я снова посетил военкомат, доложил о своей болезни и предъявил справку. На нее глядели с подозрением, даже намекнули, что я эту справку, видимо, купил, а потому меня направят на воинскую медкомиссию. И направили. Доставили мою медицинскую карту из поликлиники - специальным курьером, в опечатанном виде - и провели обследование заново. Убедившись, что я не симулянт, освободили от сборов навсегда. И стал я диабетиком, зато свободным человеком. Отчасти свободным - на овощебазу ходить приходилось все равно. Ну, овощебаза - это святое.

2. Как возникла идея написать книгу

Я заболел в возрасте сорока одного года, и врачи назначили мне таблетки бутамида. Первые семь лет мой диабет вел себя вполне пристойно - был хорошо компенсирован, осложнений не наблюдалось, я мог переносить тяжелые нервные и физические нагрузки и заботился только о диете и своевременном приеме лекарства. Но в начале 1994 года наступило резкое ухудшение. Меня перевели на манинил, а осенью 1996 года - на инсулин, для чего направили в больницу N 3 Санкт-Петербурга. Такой переход - решительный шаг для любого человека с сахарным диабетом, он требует определенных знаний и умений. Поэтому, находясь в больнице, я попросил своего эндокринолога дать мне какую-нибудь книжку. К моему удивлению, доктор принесла мне ксерокс пособия для детей-диабетиков, написанного педиатрами Хюртелем и Тревисом лет пятнадцать тому назад и переведенного на русский в 1992 году. Это превосходная книга, но количество картинок в ней превышает объем текста, а текст, мягко говоря, не рассчитан на пятидесятилетнего человека с ученой степенью по физике. Мне требовалась книга для взрослых людей - хорошая книга, в которой рассказывалось бы о диабетическом заболевании подробно, откровенно и понятно. Но, как сказала мой врач, такой книги нет.

Раз нет, надо написать, решил я, и эта мысль хранилась в запасниках памяти шесть месяцев, до весны 1997 года, когда я попал в отделение эндокринологии больницы N 2, а затем был принят под наблюдение городским Диабетическим центром и прослушал там двухнедельный цикл лекций. Занятия вела Хавра Саидовна Астамирова, и буквально с первых же часов я понял, что она может стать отличным партнером для написания задуманной мной книги. Мы это сделали, и в последующие 12 лет были щедро вознаграждены благодарностями больных. За это время "Настольная книга диабетика", "Диабет в пожилом возрасте", "Альтернативные методы лечения диабета. Правда и вымысел" и другие наши книги издавались около семидесяти раз, а их суммарный тираж давно перевалил за пятьсот тысяч. Разумеется, каждые три-четыре года мы обновляем свои книги. Последний, уже пятый вариант "Настольной книги диабетика" вышел в 2010 году дважды, летом и в конце осени.

3. Мой взгляд на проблему

Первичный сахарный диабет - мировая пандемия, в мире сейчас около трехсот миллионов диабетиков и столько же людей в состоянии предиабета. Наконец восторжествовало мнение, что диабет лучше предупредить, чем лечить, и для этого уже появились новейшие препараты, нечто вроде прививок или лекарств, восстанавливающих бета-клетки. В ближайшие годы станет ясно, насколько эффективны эти средства, но я не сомневаюсь, что в эти же годы появится и нечто еще более мощное. Проблема состоит в том, чтобы распознавать диабет на ранней стадии, когда - вероятно! - он еще будет поддаваться лечению. Это требует массового скриннинга, то есть поголовной проверки всего населения страны, а в перспективе - всей планеты. В ряде стран подобные меры уже осуществляются, но, к сожалению, не в России. С другой стороны, глюкометр у нас всем доступен, и любой человек может сам следить за своими сахарами и своевременно обратиться за помощью. Выходит, главное - всемерная информация населения, повышение его медицинской грамотности. Я полагаю, что в школах нужно вводить не уроки религии, а курс "Распространенные болезни и как их распознать".

4. Изменил ли диабет мою жизнь

Конечно, изменил, но в незначительной степени, так как я ученый и писатель, то есть человек умственного труда. Гораздо сильнее, чем диабет, на меня влияли другие обстоятельства, рабочие и бытовые. Прежде я болел простудами четыре-пять раз в год, так как подхватывал вирусы по пути на работу и, случалось, сидел в своем институте при температуре в комнате 12-14 градусов. Теперь я на пенсии и болею простудой не чаще раза в год. На работе начальство или коллеги творили всякие глупости, пытаясь иногда чуть ли ни вечный двигатель построить, и это вызывало стресс; собственно, вся работа была постоянным стрессом, так как науку уже не делают в одиночестве, и я зависел от других людей, далеко не всегда компетентных. Теперь я свободен, я пишу для своих читателей и получаю огромный заряд бодрости, когда они меня благодарят. Не в диабете дело, а в нелепом устройстве нашей жизни и социальной системы.

5. Полноценная жизнь с диабетом - миф или реальность?

На собственном примере и примере многих других больных могу утверждать, что это не миф. Однако все они - люди творческих профессий, труд которых не требует больших физических нагрузок, а состояние гипогликемии не ведет к опасности для окружающих. Я вполне могу представить летчика, водителя скоростного поезда, машиниста башенного крана, который прилично зарабатывал, но заболел диабетом и не может больше трудиться в прежнем качестве. Жизнь такого человека рухнула - прежде всего потому, что его профессия запретна для диабетика. Что ему делать? Писать романы или пейзажи? Будем реалистами - это доступно не всем. Человек в 30-40 лет вынужден переквалифицироваться, добиваться высот в новой профессии, терять деньги, а иногда и семью. Я знаю случаи, когда люди скрывали свой диабет, чтобы не лишиться выгодной или любимой работы. В таком случае диабет становится трагедией. Так что ответ на вопрос: миф ли полноценная жизнь с диабетом или реальность - в каждом конкретном случае будет свой.

6. Меняется ли психология человека, когда он сталкивается с диабетическим заболеванием?

В моем случае - нет. У любого творческого человека, увлеченного своим делом, талант и удовольствие от работы превалируют над страхом болезни. Деформация психики может произойти лишь в случае смертельного заболевания, а диабет таким не является. Но с людьми, не защищенными от страха своим талантом, особенно с подростками, чьи таланты еще раскрыты, может случиться всякое. Мысль о том, что вчера можно было все, а сегодня нельзя съесть лишнюю конфету и поплясать на дискотеке, не думая о сахарах, может вести к суициду с той же неизбежностью, как несчастная любовь, унизительная бедность, презрение товарищей. Поэтому многие диабетики, в первую очередь - молодые, нуждаются в помощи психолога, а иногда и психиатра. Лучшее лекарство в подобной ситуации - увлеченность каким-то делом и, разумеется, забота близких. Бывают и такие психические деформации, когда человек не имеет должных знаний и чувствует себя беспомощным перед болезнью, совершенно пропащим; такого нужно научить управлению своими сахарами, что сразу вселяет уверенность. Как сказал один мой друг, диабет - "научная" болезнь: измерил сахар, проглотил таблетку или ввел инсулин, поел, подвигался, и можешь предсказать, что там у тебя в крови. Это не волшебство, а четкое знание; овладев им, человек избавляется от депрессии и страха.

7. Какова роль СМИ и медийных лиц в этой проблеме?

Ответ прост: эта роль огромна. Но разве дело в признании этой роли? Проблема совсем в другом - в том, что СМИ и медийные лица уделяют диабету ноль внимания. Телеканалы - важнейшее средство информирования населения, но не всякий из них упоминает о диабете хотя бы раз в год, и тоже самое относится к печати (разумеется, кроме изданий, предназначенных для диабетиков). Зато много лет Первый телеканал пять раз в неделю впаривал нам советы "всероссийского целителя" Малахова. Трудно представить большее бесстыдство и меньшую заботу о здоровье нации! Лично я за 10-12 лет выступал по телевидению два-три раза, но насмотрелся на экране на всяких чудотворцев, которые лечат любые болезни - только деньги давай! Я знаю имена медийных людей, крупных артистов, больших политиков, которые скрывают свою болезнь, не используют своих возможностей в медиа-бизнесе, чтобы ободрить и просветить собратьев. И мне стыдно за свою страну, ибо на Западе, например, в США, медийные персоны с диабетом относятся совершенно иначе к информации об этой болезни, они помогают больным согражданам. У нас же в этом смысле - общество дремучего Средневековья.

8. Открытость, обсуждение, профилактика. Помогут ли они людям?

Разумеется, помогут, но это две разные проблемы. Открытость и обсуждение - дело СМИ и "диабетической общественности"; общественность готова обсуждать, но СМИ это не интересно. Те редкие случаи, когда толковый врач или опытный диабетик "выходят" на экран, бывают связаны лишь с тем, что конкретный тележурналист сам диабетик, а потому хотел бы обсудить проблему. Но, вероятно, начальство тут же указывает ему, что скандалы с Киркоровым или шоу "почему математик Перельман отказался от миллиона" собирают больше зрителей. Когда ситуация изменится? Ну, вероятно тогда, когда половина населения России сядет на импортный инсулин, а другая половина станет наркоманами.

Что до профилактики, то это государственная задача, только государство должным образом ее не решает. Государство озабочено сочинской олимпиадой, футбольным чемпионатом, обслуживанием трубы и реорганизацией армии. Но для всех этих дел нужны здоровые крепкие люди, а их становится все меньше.

9. Мои советы людям с диабетом

Во-первых, учиться, ибо без знаний вы погибнете. Учитесь в школах диабета - там, где они есть; учитесь по книгам и газетам для диабетиков; расспрашивайте врачей, советуйтесь с более опытными больными.

Во-вторых, объединяйтесь. Под лежачий камень вода не течет, а потому создавайте союзы в своих городах и селах, а если в селе вас всего двое или трое, взгляните, нет ли в соседнем собратьев по несчастью?.. нет ли союза в ближайшем городе?.. Объединяйтесь, поддерживайте друг друга, отстаивайте свои права.

В-третьих, помните: никакая болезнь и депрессия не одолеют того, у кого есть любимое дело. Диабет не лишает разума, энергии, красоты; есть множество занятий, в которых можно преуспеть, стать значительной личностью - был бы только какой-то талант.

И в-четвертых: если заболел ваш ребенок, не отчаивайтесь, не водите его к шаманам и знахарям, а постарайтесь компенсировать его болезнь так, как рекомендует современная медицина. Берегите свое дитя - ведь лет через двадцать или того раньше диабет научатся лечить, и ваш ребенок станет здоровым.