buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯСТАТЬИГОСТЕВАЯ

 
 
 

Михаил Ахманов

МЕЛКИЙ ШРИФТ. ПРОБЛЕМА ДИСКУССИЙ

Недавно я получил пилотный номер альманаха "Литератор". Солидный томик под двести страниц, в котором отметились все секции нашего писательского Союза, есть проза, стихи, фотографии, рисунки, а также информация о студиях, премиях и различных проектах, что действуют в данный момент. Пестро получилось - может быть, слишком пестро, но любопытно. Читаю не без удовольствия.

Есть, однако, просчет - изобилие материала, который втиснут редакцией в указанные выше рамки. Тут я усматриваю некое сходство с самодеятельными фэнзинами, чьи устроители желали поведать о том, об этом и еще о другом - в общем, обо всем, к чему душа лежит. В итоге, при ограниченном числе страниц, шрифт выбирался мелкий и читать было тяжело. В альманахе это проявилось в полный рост: основной массив текстов набран таким шрифтом, что без очков не разберешь, а чтобы ознакомиться с примечаниями и подписями к рисункам нужна лупа. На мой взгляд, большой недостаток, хотя и технический. Нельзя читать с той скоростью, к которой я привык, невольно пропускаешь часть написаного, мысль не ухватывается сразу, и все это раздражает. Мелкий шрифт, что поделаешь! Правда, можно взять лупу и перечитать еще раз.

А вот информацию звукового ряда, что льется из телевизора, не повторишь. Я имею в виду споры и дискуссии, когда важен не зрелищный эффект, а произнесенное слово, когда нас интересует мнение компетентных лиц по тому или иному вопросу, и мы не столько смотрим, сколько слушаем. Замечу, что новостные программы в техническом смысле вполне качественны - их ведут опытные дикторы, речь которых ясна и разборчива. То же самое относится и к интервью, которые практикуют Познер, Хакамада и еще с полдюжины вменяемых тележурналистов. Это "крупный шрифт" - не напрягаясь, можно разобрать, о чем говорится, и уже за это ощущаешь благодарность к ведущим. Они хотят, чтобы я услышал их и их гостей, и гости у них, по большей части, люди интеллигентные.

В более массовых мероприятиях - например, у Малахова или Соловьева - дела обстоят иначе. Как я понимаю, задача ведущего состоит в том, чтобы дать слово каждому гостю и иногда подбросить топливо в костер дискуссии. На практике получается не так. Во-первых, ведущий считает себя вправе перебивать любого приглашенного и вылезает с собственными комментариями и разъяснениями, часто неверными, кто и что сказал. Такое впечатление, что главная его цель не управлять дискуссией, а пиарить свою персону, чтобы всем стало ясно, какой у него могучий интеллект и громкий голос. Во-вторых, гости, люди горластые, следуя примеру ведущего, не стесняются перебивать друг друга и переходить на крик. Понаторевшие в таких спорах политологи и журналисты с хорошо подвешенными языками используют еще один прием - скороговорку. Когда два, три, четыре человека говорят одновременно, дискуссия переходит в многоголосый ор; ничего не разберешь, и это уже "мелкий шрифт".

Давайте оценим ситуацию, когда участнику дискуссии дано слово, а другой гость или ведущий его перебивают. Что бы ни изрекал этот участник, грязную ложь или чистую правду, перебивать его крайне невежливо. Этот хамский способ преследует такие цели: сбить выступающего с мысли; заглушить его голос с помощью собственной луженой глотки; привлечь к себе внимание (независимо от того, что говорит перебивающий); и только в последнюю очередь - изложить свое мнение и быть услышанным. Опытные бойцы таких баталий отлично знают: если говорят одновременно два или три человека, да еще на повышенных тонах, чуть ли не визжат, слушатели (это мы с вами у телевизоров) не воспримут смысла речей - внимание рассредоточено, отселектировать чей-то голос практически невозможно. Это азы, известные журналистам, адвокатам, лекторам и всем, кто владеет ораторским искусством. Повторю еще раз: сказанное перебившим не важно, его цель сбить с мысли выступающего, заглушить его голос и привлечь внимание к себе. Такое поведение я не могу обозначить иначе, как хамское.

Вернемся к двум упомянутым выше ведущим, Малахову и Соловьеву. Их проекты различны: интерес Малахова направлен на частную жизнь известных лиц, Соловьев занимается политикой. В шоу Малахова чаще присутствуют обычные люди, родственники, друзья, знакомые персон, обсуждаемых в передачах. Они не очень опытны в спорах, иногда слишком эмоциональны или находятся в конфликтной ситуации - словом, их не всегда корректное поведение можно понять. На политическом ринге Соловьева собирается другая публика, журналисты, политологи, политики - словом, элита, увешанная должностями и научными степенями. Глядя на этих интеллектуалов, я впадаю в тоску. Чистый шабаш, как на недоброй памяти презентациях гербалайфа! Культура дискуссий утрачена, просто культура тоже, никакого уважения к противной стороне и к нам, к публике. Мелкий шрифт, но орут громко.

Вы скажете, и что с того? Соль-то в чем?

Интеллектуалы, особенно в политике, должны не только нормально говорить и слушать оппонентов, но и уметь договариваться. Возьмем, к примеру, наших "демократов". Я взял это слово в кавычки, так как никаких демократов у нас в России нет. Настоящие демократы должны уметь договариваться друг с другом - это более важное качество, чем критика власти. Наши договориться не смогли - так какие они после этого демократы?..

И в результате нет в нашей стране демократической оппозиции. А что есть? Все тот же мелкий шрифт, неразличимый на фоне партии "Единая Россия".