buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯСТАТЬИГОСТЕВАЯ

 
 
 

Анатолий Дроздов

"Господин военлет"

Москва, 2011, изд-во "ЭКСМО", 414 стр., тираж 10 000 экз.

Если не вдаваться в детали, это очередная история о попаданцах. Начало почти сказочное, ибо герой, российский офицер, странствует по народам и временам в силу проклятия, которое ниспослано ему за неправедное убийство в период одной из минувших недавно кавказских войн. Наконец - то ли сила проклятия иссякает, то ли по иной причине - он задерживается в России первых десятилетий XX века. Тут, собственно, и начинается главное - исторический роман. Написан он талантливо, хорошим языком, и читается на одном дыхании. Герой, после ряда приключений, становится военным летчиком, участвует в Первой мировой, а затем - в Гражданской войне, сражается то на стороне белых, то на стороне красных и, наконец, делает свой выбор - остается в Советской России, зная, что время в будущем предстоит нелегкое, время сталинских репрессий и Великой Отечественной войны. В его жизни появляется одна женщина, потом другая, ставшая ему верной спутницей на долгие годы, и он проживает эту свою новую жизнь, стараясь по мере сил влиять на события эпохи, дабы успехов у России было побольше, а крови в ней лилось поменьше. Таково, вероятно, искупление, к которому его приговорил некий кавказский колдун. Конец книги тоже сказочный: герой добивается высших постов и великих почестей и доживает до очень преклонных лет.

Я выделил бы в этом романе два плана: реальный исторический и фантазийный, относящийся в разряду альтернативной истории. Именно повествование первого плана кажется мне наиболее увлекательным, и ему посвящена большая часть книги. Что касается фантастических эпизодов, то, конечно, специфика жанра дает писателю большие возможности глобально развернуться. Но не оставляет у меня ощущение, что фантастика тут лишняя, и если бы автор писал чисто исторический роман, получилось бы еще интереснее и лучше. Но увы, у издателей другое мнение. Я тоже не раз маскировал под фантастику историческое повествование и делал это без всякой радости.

* * *