buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯСТАТЬИГОСТЕВАЯ

 
 
 

Михаил Ахманов

ПОЧЕМУ АНДРЕЙ СЕРОВ НЕ ДОПЛЫЛ ДО РОССИИ

Прежде всего приведу вопросы читателей по поводу дилогии "Флибустьер".

Николай пишет:

"Не слишком ли Ваш герой идеализирует Петра I? Сам Петр I может быть каким угодно - на то Вы и автор, на то и авторская воля. Но Ваш герой - человек нового времени, когда появилась масса работ как серьезных, так и не вполне, оценивающих Петра далеко не положительно. Тем более, что минимум с одной из них - книгой Андрея Буровского - сами Вы знакомы".

А вот мнение Николая по поводу "зверств" петровской эпохи:

"Во-первых, в Японии в эпоху Мейдзи и в Турции во времена Кемаля, "отца турок", происходило то же самое. И косы самураям резали, и мечи у них отбирали ничуть не менее жестко, чем Петр брил бороды боярам. Да, а есть еще Индия, Бирма, Китай - где не было ничего подобного, и которые стали в итоге колониями и полуколониями запада. Это - с одной стороны, а с другой - Всешутейший и Всепьянейший собор с Кубком Большого Орда и разорение страны со значительным сокращением податного населения, все это было.

Во-вторых, не мне Вам объяснять, что литература живет конфликтом. Бить испанцев и пиратов, потом успешно воевать с алжирскими пиратами - это просто. Гораздо сложнее - считать человека чуть ли не полубогом, обнаружить, что на самом деле он - порядочная свинья, а обнаружив, не побояться бросить ему вызов. Мне бы очень хотелось, чтобы Ваш герой доплыо до России и, идеалист, столкнулся бы с настоящим Петром и его окружением. А вот каким он (Петр) будет - это уже Вам решать.

И, в-третьих, на самом-то деле вопрос вовсе не о том, был ли Петр великим государем или нет. На самом деле вопрос о том, не слишком ли Ваш герой наивен. Все же он - не мальчик и виды видел, и среди пиратов, и в нашем мире..."

Еще одно письмо прислал Сергей:

"Страшно огорчен Вашим сообщением о том, что "Флибустьер" не выльется в трилогию. Объявив своим читателям, что любимый нами герой "никогда не доплывет в Россию", Вы вольно или невольно почти убили его для нас.

Все же надеюсь, Ваши настроения и намерения в отношении этого цикла изменятся. По крайней мере, намек на трилогию был дан во сне героя, где он видел супругу в подаренном ожерелье с детьми в Питере. А то, что Петр I был не идеален, и романтик при нем не выжил бы - так это можно обойти. Обласкав героя, царь мог отправить его - под прикрытием непродолжительного каперства на Балтике - обратно в Средиземноморье для установления дипломатических свяэей с госпитальерами. Известно, что многие из них были в составе российского флота, да и Павел I не случайно предоставил им убежище и получил звание великого магистра.

В общем, есть возможность превратить дилогию в трилогию. Главное, чтобы такое желание появилось у Вас.

Не убивайте совсем, пожайлуста, Андрея Серова (Андре де Серра)!"

Должен признаться, я был очень тронут, получив эти послания, а также ряд других, в которых читатели тоже интересуются продолжением дилогии "Флибустьер". Похоже, Андрей Серов, как и Ивар Тревельян, стал одним из любимых героев моей читательской аудитории. Я отслеживаю это по продажам моих электронных книг на ЛитРесе - именно романы о Серове и Тревельяне пользуются наибольшей популярностью.

Перейду к письмам Николая и Сергея. Они предлагают возможные продолжения истории Серова, но в совершенно разном ключе. По мнению Николая Серов должен столкнуться с "настоящим Петром и его окружением", что бесспорно приведет к конфликту. Каким бы романтиком ни был Серов, как бы он ни идеализировал Петра, он не потерпит унижения своего человеческого достоинства. А такие унижения неизбежны при монархе-самодуре - да и, собственно, при любом правителе, обладающем абсолютной властью. Всегда были люди, жаждущие вольности, и из одних стран они бежали в дальние края, в ту же Америку, и часто становились пиратами, а в нашей России бунтовали или уходили в Сибирь и на Дон, превращаясь в казаков. Серов - вольнолюбивый человек, и его конфликт с "настоящим Петром" неизбежен. Это переводит его историю из разряда приключенческого "пиратского романа" в драматическое повествование, которое закончится трагедией. Напомню, что он - наш современник, и для него невыносимо видеть то, что царь-самодержец творит с народом. Если у него имеются какие-то иллюзии, отрезвление наступит очень быстро, а за ним - трагический финал. При том, что речь идет не только о его личной судьбе - ведь у него есть близкие люди, жена, товарищи, которых он привел в Россию. Что будет с ними? Думаю, ничего хорошего.

Сергей предлагает другой вариант развития событий: пусть царь "обласкает" Серова и отправит куда-нибудь подальше. Точнее, мой герой, хоть и романтик, но человек далеко не наивный, поймет, что в петровской России ему не место и устроит так, чтобы его отправили - желательно с почетом и сундуком серебряных рублей. Такая ситуация нравится мне больше, так как дает возможность продолжить приключенческий роман. Нужно подумать на сей счет.

Я отчетливо понимаю, что проблема коренится в неоднозначности фигуры Петра I: с одной стороны, великий государь, с другой - пьяница, женолюб и жестокий самодур. Опять же, с одной стороны, произведения крупнейших наших писателей ("Петр I" Алексея Толстого, "Вечера с Петром Великим" Даниила Гранина), а с другой - свидетельства историков, того же Андрея Буровского. Я не могу представить себе этот исторический персонаж, а значит, не могу описать его достоверно. Но в одном я уверен: когда Николай пишет, что "...Петр I может быть каким угодно - на то Вы и автор, на то и авторская воля" - он ошибается. Авторская воля кончается там, где начинается историческая личность, особенно такая известная, как царь Петр. Есть Петр Толстого, есть Петр Гранина и Петры Великие других авторов, и я не хочу, чтобы появился еще и ахмановский Петр I. Как бы я его ни описал, великим государем или жестоким самодуром, это будет ложью - ибо, как сказано выше, я не представляю себе эту личность и не имею четкого мнения о ней. А посему нужно как-то увильнуть от этой проблемы, если я захочу продолжить повесть про Андрея Серова.

Как увильнуть, я уже придумал и, возможно, напишу продолжение, но не сейчас, а через год-два. Я человек систематический, и на ближайшие месяцы у меня есть план, который нужно реализовать - это первое. И второе: книги пишутся для того, чтобы их издавали. Это означает, что я должен договориться с тем или иным издателем, что в наши кризисные дни непросто. Доживем до года 2018, увидим, какая сложится ситуация.