buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯСТАТЬИГОСТЕВАЯ

 
 
 
 

НОВАЯ СЕРИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ РОМАНОВ ИЗДАТЕЛЬСТВ

"ЭКСМО" и "ДОМИНО"

 

Превосходные книги! Поздравляю Александра Жикаренцева, с тонким вкусом и пониманием дела составившего эту серию, поздравляю переводчиков романов, их редактора Е.Хаецкую и художников, великолепно оформивших эти издания. Честно признаюсь, что с той ночи, когда я не мог оторваться от "Ассирийца" Николаса Гилда, мне не доводилось держать в руках такие занимательные сочинения, авторы которых столь же ярко, зримо и мощно изображают прошлое, как наш Исай Калашников с его "Жестоким веком". Эти книги нужно читать молодежи, чтобы разобраться в событиях минувших веков - читать именно их, а не убогие сочинения г-жи Т.Семеновой с ее проектом "Фаэтон".

На сегодняшний день я приобрел семь романов, авторы которых прежде были мне не известны: дилогию Карин Эссекс "Клеопатра" и "Фараон", дилогию Такаси Мацуока "Осенний мост" и "Стрелы на ветру", романы Стивена Прессфилда "Последняя из амазонок" и "Врата огня", роман Джулиана Рэтбоуна "Короли Альбиона". Обозреть их все в краткой заметке невозможно, поэтому скажу еще раз, что все они хороши. Эссекс описала жизнь знаменитой царицы Клеопатры с детских лет до трагического конца - девятьсот страниц текста, который читается на одном дыхании. Прессфилд в "Последней из амазонок" ведет нас в полулегендарные Афины времен Тезея; это история любви афинского царя и прекрасной Антиопы, ставшая, согласно преданию, поводом к жестокой войне между амазонками и эллинами. "Врата огня" посвящены еще более великому событию - обороне Фермопил, когда триста спартанцев с небольшими отрядами союзников встали заслоном перед огромной персидской армией. Сцена столкновения противоборствующих сил буквально потрясает своим реализмом и точностью деталей: тысячи воинов, которые бьются по щиколотку в грязи, моче и крови, жуткие раны, хрип умирающих, боевые кличи и грозный звон металла - эти страницы Прессфилда заставляют вспомнить "Илиаду". "Короли Альбиона" Рэтбоу не столь динамичны и драматичны, как четыре уже упомянутых романа, но книга не менее интересная - в ней описано странствие знатного индийского князя и его небольшой свиты в Британию эпохи войн Алой и Белой Розы.

Больше всего мне пришлась по душе дилогия Такаси Мацуока, американца японского происхождения и доселе неведомого мне блестящего автора. В центре его романов - род князей Акаоки, возникший на рубеже XIII-XIV вв, укрепивший свое могущество в пятивековых смутах и, наконец, способствовавший свержению сегунов Токугава в XIX веке. Князья этого рода обладали мистическим даром предвидения будущего, который проявлялся у каждого из них по-разному и составлял личную тайну. Дар унаследован от азиатской колдуньи, чья внучка, госпожа Сидзукэ, стала женой первого князя Акаоки. Повествование ведется в двух планах: Сидзукэ, на последнем месяце беременности, осаждена в своем замке взбунтовавшимися вассалами, и ее тень является грядущим поколениям властительных князей, в том числе - князю Гэндзи, живущему во второй половине XIX века, проевропейски настроенному политику, приближенному императора. Сидзукэ знает, что ее гибель неминуема, но ее младенец, ее дочь, которая появится на свет с минуты на минуту, будет спасена и передаст княжескому роду провидческий дар. Ее далекому потомку Гэндзи тоже известно, где и когда он встретит смерть, но он живет, любит, сражается, не страшась погибельного часа. Он человек могучего духа, герой, равно понятный японцам и нам, столь далеким от этой экзотической страны.

Несколько замечаний о дилогии Эссекс, действие которой разворачивается в первом веке до новой эры, в птолемеевском Египте и Риме времен Юлия Цезаря. Я встретил ряд странных замечаний, касающихся флоры, фауны и продуктов питания: упоминается, что на берегах Нила растет сахарный тростник, а герои Эссекс едят манго и папайю, пьют чай с сахаром и даже гадают на чайной гуще. Вряд ли! В тот век китайский чай и индийские плоды были так же недоступны гурманам из Рима и Александрии, как американское какао. Есть и другие нелепости: флейта из эбенового дерева названа эбонитовой; герои охотятся в нильской дельте на зайца, которого тут же называют кроликом; о крепостных стенах Рима сообщается, что они сложены из песчаника и достигают четырех футов в толщину - 120 см пожалуй маловато для укреплений великого города!

Почти уверен, что эти сомнительные сведения принадлежат автору, то есть самой Карин Эссекс, привыкшей пить чай и кушать манго. Возникает вопрос, полагалось ли переводчикам Е.Шестаковой и О.Степашкиной или редактору Е.Хаецкой исправить оригинальный текст? Лично я сделал бы это недрогнувшей рукой, заменив сахарный тростник папирусом, а чай - напитком из шиповника с розовыми лепестками. Но если переводчикам претит такое самовольство, надо было дать сноски и пояснить, что, скажем, римские стены имели в толщину метров десять, а колосс Родосский (который тоже упоминается), был лишь покрыт тонкими бронзовыми пластинами (1,6 мм), а его каркас изготовили из железа на каменных столбах.

Эти несообразности порою режут глаз, однако не умаляют восхищения от чудных романов Карин Эссекс.