buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯСТАТЬИГОСТЕВАЯ

 
 

Михаил Ахманов

Кукла Варвара Петровна

История Первая, в которой Тайка знакомится с куклой Варварой

В торговом центре у метро были два магазина с игрушками и еще третий, под названием "Сделай сам", где продавались конструкторы, модели самолетов и машин и наборы для юных химиков и астрономов. В любом Тайка выбрала бы подарок, но Папа сказал, что это не годится. Когда он был мальчишкой и жил у реки Фонтанки, его водили в самый главный детский универмаг, что на Большой Конюшенной. Там возвышался старинный дом - не дом, а целый дворец с большими зеркальными окнами и просторными залами: один с игрушками, другой с одеждой. Папа сказал, что десять лет очень важная дата, и подарок нужно выбирать долго, тщательно и в красивом месте, где висят люстры из хрусталя и стоят у прилавков симпатичные продавщицы. Так что в воскресный майский день Тайка с Папой спустились в метро, сели в поезд, доехали до нужной станции и отправились в универмаг.

Для кукол там отводилась особая галерея - коридор рядом с главным залом, по обе стороны которого стояли раскрытые коробки. Кукол здесь было великое множество, с золотыми и каштановыми волосами, в бархатных и шелковых нарядах или в платьицах попроще, с глазами голубыми, зелеными и карими, куклы-девочки, куклы-мальчики, розовые пупсы для малышей и несколько полок с куклами Барби. Около них Тайка задержалась, но не надолго - Барби Папа подарил ей, когда она пошла в школу, и эта Барби жила в ее комнате уже почти четыре года, в кукольном домике с кроваткой, столиком и шкафчиком, где хранились платья. Теперь Тайка с нею не играла. Ей казалось, что личико у Барби глуповатое, и что она слишком любит наряжаться. Иногда Тайка думала, что Барби стала бы поумнее с другим именем, но назвать ее Машей или Катей она просто не могла - ведь все Барби зовутся только Барби, и никак иначе.

Она бросила взгляд на полки с Барби, которых было пятьдесят или, возможно, сто, покачала головой, чуть слышно фыркнула и отправились дальше. Папа шел следом, и от прилавка им улыбались три молоденькие продавщицы в голубых курточках. Тайка догадывалась, почему: у Папы был такой вид, словно он собирается накупить кукол для целой игрушечной команды баскетболисток. Он выглядел очень, очень солидным покупателем! Всякий мог понять, что э т о м у Папе нужна самая лучшая, самая дорогая кукла для его любимой дочери.

Гордо задрав нос, Тайка прошла мимо кукол-мальчишек, кукол-негритят и кукол-буратино, мимо розовых пупсов в ванночках, мимо кукольных домиков, колясок и качелей, мимо кукольной посуды и одежды. У куклы-космонавта она на секунду замедлила шаг, оглядела его безмятежную физиономию, блестящий скафандр и шлем с надписью "МАРС". Марсом и вообще другими мирами Тайка очень интересовалась - уже целый год, после того, как их класс побывал в планетарии. В ее комнате даже висела фотография, сделанная роботом-марсоходом: красная пустыня с торчащими тут и там камнями, взметенный ветром песок и вдали, на горизонте, огромная гора.

За космонавтом стояли прямо на полу коробки с самыми большими куклами - Тайке выше пояса. Возглавляла их синеглазая красавица с пухлым ротиком и голубыми кудрями, в сапфировых башмачках и воздушном лазоревом платье. В свете, что падал сверху от хрустальных люстр (тех самых, про которые рассказывал Папа), ее наряд сверкал будто осыпанный алмазной пылью.

"Мальвина", - прочитала Тайка на табличке у ее ног. Дальше были Снегурочка в белой с серебром шубке, Рапунцель с длинной золотой косой, Принцесса Диана в наряде из зеленого бархата и Красная Шапочка в беретике цвета клюквы на светлых волосах. Тайка быстрым шагом миновала эту выставку красавиц. Сердце ее не откликнулось; она определенно знала, что Мальвина, Снегурочка и все остальные - не ее куклы.

Папа за тайкиной спиной нерешительно кашлянул. Молодые продавщицы смотрели им вслед. Одна, с синими, как у Мальвины, глазами, дернулась с явным намерением бежать на помощь, но Тайка остановила ее строгим взглядом. Выбор куклы - дело не простое и очень личное, ведь кого выберешь, с той и придется жить много лет под одной крышей, смотреть в ее личико, говорить с ней, делиться радостью и горем... В общем, советчики Тайке были не нужны.

В самом конце примостилась в картонной коробке кукла по имени Варвара. Высокая, стройная, с темными волосами, в очках и брючном костюме. Глаза серые, губы скорее тонкие, чем пухлые, костюмчик синий, деловой, без всяких излишеств. Вид немного надменный, даже суровый - сразу понятно, что этой кукле палец в рот не клади.

Присев рядом, Тайка стала ее разглядывать.

- Серьезная девица, - промолвил Папа. - На бизнес-леди похожа.

Кто такая бизнес-леди Тайка знала - папина начальница, которую он иногда поминал нехорошим словом.

- Вовсе не бизнес-леди, - возразила она. - Совсем как Варвара Петровна, имя такое же, и очки, и наряд... Даже волосы темные!

Варвара Петровна Гусева была тайкиной учительницей. Надо сказать, друг друга они не всегда понимали, и это обычно кончалось тройкой, а то и записью в дневник. Тайка считала, что Варвара Петровна к ней придирается - впрочем, как и ко всем остальным. В соседнем классе, у Маргариты Сергеевны, жизнь протекала проще и легче. Маргарита Сергеевна была пухленькой, светловолосой, очень доброй женщиной, и она никогда не говорила, что постарается сделать из ребят "настоящих людей". А от Варвары Петровны это слышали по три раза на каждом уроке.

Тайка подняла голову и посмотрела на отца.

- Хочу эту куклу. Эту!

- Может, лучше взять в красивом платьице, с синими глазками и голубыми волосами? - Папа уставился на Мальвину. - Смотри, какая прелесть!

- Такую не надо, - заявила Тайка. - С ней и поговорить-то не о чем. А Варвара в очках, и вид у нее очень умный. Будто сейчас начнет рассказывать про склонения и падежи.

- Ты находишь эту тему интересной? - Папа пожал плечами. - Ну, дочь, у тебя юбилей, тебе и выбирать.

С этими словами он направился к девушкам-продавщицам.

Тайка протянула руку к кукле, погладила плечико под синим пиджачком, коснулась гладко зачесанных волос, потом пощекотала гладкую варварину шейку. Будто искра ударила ей в пальцы - совсем не больно, но как бы с некоторым предупреждением. Похоже, эта строгая девица не любила фамильярностей.

- Ты не Варвара, - шепнула Тайка, отдернув ладонь, - ты, конечно, Варвара Петровна. Мы с тобой не будем учить падежи. Фи, падежи! Это так скучно! А вот что ты думаешь про полет на Марс? Я читала в интернете, что...

Здесь Тайка замолчалась и прислушалась. Папа, толковавший с продавщицами, повысил голос:

- Цена, однако! Она что ж у вас - пляшет, поет и общается на французском? А заодно на английском?

- Эта кукла не говорящая, для детей с высоким интеллектом, - объясняла синеглазая девица. - Играя с ней, ребенок сам произносит нужные слова. Чтобы развивалось творческое воображение.

- Не говорящая! - с ноткой возмущения воскликнул Папа.

- А вы чего хотели? - сказала другая девушка. - Чтобы кукленок с такой умной рожицей пищал "мама" и "хочу кушать"?

- Посмотрите на вашу дочку, - добавила третья, с завитыми, как у барашка, локонами и значком "менеджер-консультант" на курточке. - Она-то все уже поняла! Кукла для нее уже лучшая подружка! А знаете, почему? Дочка у вас тоже умненькая, это сразу видно! Учится на одни пятерки, да?

- По всякому бывает, - буркнул Папа.

Синеглазая опять вступила в разговор.

- Мы можем дать скидку. Особое предложение, только для вас! Учтите, кукла ручной работы, авторский экземпляр, не ширпотреб, как все эти барышни. - Она небрежно махнула в сторону Мальвины, Красной Шапочки и прочих красавиц в ярких нарядах. - Варвара - звезда коллекции нынешнего сезона, настоящий художественный образ. Взгляните, какая экспрессия, какая пластика, сколько в ней очарования! Настоящий мастер делал!

- Заметно по цене, - проворчал Папа. - А велика ли скидка?

Девушки, склонив друг к другу головки, зашептались, зашуршали какими-то бумажками. Их совещание длилось минут пять, и все это время Тайка просидела на корточках, глядя на Варвару Петровну и вцепившись в нее обеими руками. Как бы там ни решили взрослые, она точно знала, что это ее кукла, и она никому ее не отдаст. Варвара в свой черед смотрела на нее сквозь стеклышки очков и будто успокаивала взглядом: мол, не волнуйся, подружка, ты здесь, и теперь нас уже не разлучат.

Наконец менеджер-консультант что-то сказала Папе, он хмыкнул, кивнул и направился в кассу. Затем Варвару Петровну спрятали в коробку, перевязали ленточкой и вручили Тайке. Коробка была легкой, но громоздкой, и Тайке приходилось смотреть сразу во все стороны, чтобы кого-нибудь не зацепить.

По пути домой Папа купил торт, мороженое, конфеты и апельсиновый сок. Вечером ожидались гости, Даша Синицына, Ирочка Воробьева, сестры Полина и Оксана Галкины и Мишка Ежов из параллельного класса, с которым Тайка когда-то подралась на перемене, а потом подружилась. Возможно, не стоило бы приглашать Мишку в компанию девочек, но они вместе занимались в астрономическом кружке. К тому же Мишка жил по соседству, провожал Тайку до подъезда и очень нравился тайкиному Папе. Мишка хорошо рисовал, особенно всяких зверушек, и Папа не сомневался, что он станет либо известным художником, либо ученым-зоологом.

Тайка с куклой шмыгнула к себе, а Папа понес торт и все остальное на кухню и зазвенел там посудой. Мамы у них не было. Мама исчезла вскоре после рождения Тайки - кажется, улетела на Марс, да так и не вернулась. Почему, это был большой семейный секрет, в который Тайку еще не посвятили.

Она раскрыла коробку, вытащила Варвару Петровну и устроила ее на маленьком стульчике, рядом с кукольным домиком, под снимком с марсианской пустыней. Стул был тайкин, она на нем сидела давным-давно, когда училась ходить. Теперь он казался ей совсем крохотным, но для куклы - в самый раз. Варвара расположилась на стуле словно принцесса на троне, строго взирая серыми глазками в очках на большой глобус с голубым Тихим океаном и коричневыми пятнами островов.

- Сейчас я тебя познакомлю с Ксюшей и Барби, - сказала Тайка. - Еще с Олле, если смогу его найти. Он такой стеснительный! Все время где-то прячется.

Она легла на пол, чтобы заглянуть под кровать, но тут раздался голос Папы:

- Таисия! Чей у нас день рождения, твой или мой? Срочно на кухню! Расставь-ка чашки, блюдца и тарелки для торта. Еще стаканы нужно сполоснуть, чай заварить и разложить мороженое... Гости уже на подходе!

Вздохнув, Тайка поднялась. Не хотелось ей покидать Варвару, но, с другой стороны, впереди у них было много времени для разговоров - весь месяц май, а за ним целое лето, и осень, и зима. Она поправила очки на носике Варвары и шепнула:

- Посиди здесь, осмотрись. И не пугайся, если увидишь Олле. Он хоть страшненький, но добрый.

Тайка отправилась на кухню и трудилась, пока в дверь не позвонили. Конечно, первой пришла Даша Синицына с букетом тюльпанов, лучшая тайкина подружка и большая лакомка. Для Папы это не было секретом, и он тут же пристроил ее к любимому делу - поручил нарезать торт.

История Вторая, в которой Тайка с Варварой выясняют отношения в Тихом океане и дома

По счастливому случаю тайкин день рождения приходился на майские праздники. Должен заметить, не всем в Петербурге выпадает такая удача. Кто-то родился осенью или зимой, когда в городе сумрачно, идут дожди или падает снег, и вслед за воскресеньем наступает понедельник - а значит, нужно отправляться в школу. Родившимся летом больше повезло, но тогда гостей не соберешь - кто на даче, кто в деревне у бабушки, кто у моря на Родосе или в Анталье. Не очень хорошо родиться в январе, в дни каникул, когда встречают Новый Год; праздник большой, все ходят в цирк, театр и на елки, все заняты, и о дне рождения можно позабыть. Есть и такие бедолаги, что появились на свет двадцать девятого февраля, и настоящий день рождения у них бывает раз в четыре года. Нет, май самое подходящее время! Пусть не очень еще тепло, зато светло: близятся белые ночи, зеленеют деревья, все друзья пока что в городе, и в начале месяца несколько свободных дней. Утром можно выспаться, и в школу ходить не надо.

Тайка проснулась с этой мыслью. Босиком, в пижамке, вышла в коридор, прислушалась: Папа еще похрапывал. Удивительно, сколько посуды пришлось ему перемыть после гостей! Сейчас на кухне царили порядок и чистота, плита и раковина сверкали, чашки и блюдца выстроились в шкафчике ровной шеренгой. Тайка заглянула в холодильник - на тарелке с серебристым ободком скучал кусочек тортика. Самое время позавтракать, решила она. Съела торт, выпила стакан сока и вернулась в свою комнату.

Там, на подоконнике, пламенели в вазочке красные тюльпаны, а снаружи, за стеклом, устроился голубь, расхаживал туда-сюда и косился на букет круглым глазом. Кукла Варвара все так же сидела под фотографией, сделанной роботом-марсоходом, разглядывала глобус с Тихим океаном, но вид у нее был недовольный - можно сказать, даже сердитый. Непонятно, почему - в утреннем свете океан выглядел очень красиво, по блестящей поверхности глобуса скользили солнечные зайчики, цепляясь то за Южную Америку, то за японский остров Хонсю.

Присев рядом с куклой, Тайка спросила:

- Хочешь познакомиться с Барби? Она большая модница и живет здесь, в кукольном домике.

Нет ответа.

- А с Ксюшей? Я с ней играла, когда была маленькой.

Нет ответа.

Вчера вечером, когда гости ушли и Тайка ложилась спать, под подушкой нашелся Олле, которого ей привез папин друг дядя Семен, зимой побывавший в Норвегии. У Олле были коготки на пальцах, морщинистое личико, длинная борода и огромный рот с острыми зубками. Не красавец, но Тайке он нравился, хотя разговаривать с ним она не могла - Олле ей подарили недавно, и русский он еще не выучил.

Посадив его на коленку, Тайка сказала:

- Вот Олле. Он настоящий норвежский тролль по имени Оллердален и приехал к нам с севера, где даже летом нельзя купаться в море, а на горах лежит снег.

По прежнему нет ответа.

Пожалуй, стоит обидеться, решила Тайка, шмыгнув носом. В куклы она уже не играла, но разговаривать с ними и обсуждать всякие беды и радости - дело другое. Правда, Барби оказалась глупенькой и щебетала лишь о нарядах и вечеринках, но с Ксюшей можно было поговорить о серьезном. Например, о том, правда ли, что мама улетела на Марс, скоро ли она вернется и вернется ли вообще. Сколько Тайка себя помнила, Ксюша с ней не расставалась и, возможно, была маминым подарком. Почему бы и нет? Вдруг, отправляясь в космос, Мама оставила Ксюшу на Земле, чтобы присматривать за дочкой.

Тайка коснулась ладошки Варвары Петровны и опять, как вчера в универмаге, пальцы ее словно ударило искрой. Отдернув руку, она шепнула:

- Ну что ты дуешься? Почему не хочешь со мной говорить? Ревнуешь к Барби и Ксюше? Или тебе не нравится наш дом?

Брови куклы приподнялись, губы шевельнулись.

- Нравится, - раздался тонкий строгий голосок.

Тайка остолбенела. Она сидела на полу, открыв рот и прижимая к себе норвежского тролля Оллердалена. Кажется, он тоже был потрясен - его борода встопорщилась и щекотала тайкину шею.

- Нравится, - повторила Варвара, - но о чем беседовать с девочкой, не почистившей зубы? Не умывшейся, не сменившей пижаму на платье и не надевшей тапочки? А главное, - тут ее голос стал совсем суровым, - главное, эта девчонка съела на завтрак торт! Тортик, вы подумайте! Вместо полезной каши или хотя бы бутерброда с сыром!

Возмущенно поджав губы, кукла уставилась на Тайку строгим взглядом. Точь в точь как Варвара Петровна Гусева на контрольной по математике.

Тайка сглотнула. Ей казалось, что тортик подступает к горлу и просится наружу.

- Я т-тебя слышу или мне это снится?.. - пробормотала она в изумлении. - Но к-как? Куклы ведь не говорят!

- Разве? - Брови Варвары опять приподнялись. - А Ксюша и Барби? Ты же с ними как-то общаешься?

- Они молчат! Они совсем безголосые! - выкрикнула Тайка. - Но я их понимаю! Понимаю и говорю за них!

- С фантазией у нас ребенок. - Варвара достала платочек, аккуратно протерла очки и снова пристроила их на нос. - С фантазией, хотя забывает утром вымыть личико и почистить зубы. Ну, это мы исправим. Сейчас займемся твоим воспитанием.

- Не придирайся, я ничего не забыла! - возмутилась Тайка. - Сегодня в первый раз... в первый, и после дня рождения... Что тут такого? И я уже в ванной!

Выпустив Олле из рук, она бросилась в коридор, но на дороге почему-то оказался глобус. Он был большой, Тайке по пояс, и обычно стоял на полу, перед кукольным домиком. Но сейчас он казался просто огромным, величиной до потолка, шар на пластмассовой ножке с множеством глаз-островов, что смотрели на Тайку с голубой океанской поверхности. Она попыталась обогнуть препятствие, но не тут-то было - глобус вдруг раздулся еще больше, словно не замечая стен и потолка. Наверное, северный полюс уже у соседей на верхнем этаже, а южный с Антарктидой - на нижнем, решила Тайка. В тот же миг синева океана раскрылась перед нею, в лицо плеснула волна, яркий солнечный блеск заставил прищуриться.

Вокруг была вода, одна вода, сиявшая под лучами солнца то зеленовато-голубым, то лазурным, синим и фиолетовым. Вода до самого горизонта, и нигде ни клочка земли! Ни острова, ни скалы, ни даже крохотного камешка! Волны мягко покачивали ее, теплый ветер овевал щеки, и если бы не мокрая пижамка, прилипшая к телу, это было бы очень приятно.

Куда же меня занесло?.. - подумала Тайка. В середину Тихого океана?.. Сколько тут до берега?.. И в какую сторону плыть?..

Тут она вспомнила, что плавает неважно, только с надувным матрасиком. Едва ей пришла эта мысль, как в рот попала соленая вода, над головой сомкнулись волны, и ее потянуло вниз, в морскую бездну. Задыхаясь и кашляя, Тайка отчаянно забарахталась в воде, всплыла на поверхность, вдохнула воздух и закричала:

- Тону, тону! Помогите!

- Морские купания полезны детям. Ты вовсе не тонешь, а плаваешь, - отозвался знакомый голосок.

- Нет, тону! - снова выкрикнула Тайка. - И если совсем утону, Папа будет очень недоволен! Я у него единственная дочь!

- Это верно, - согласилась невидимая Варвара. - Так и быть, я приму меры.

Едва прозвучали эти слова, как внизу, в таинственных морских глубинах, что-то забурлило, волны раздались, и наверх всплыла ванна из тайкиной квартиры. Не одна, а в компании с краником и ручками для холодной и горячей воды, с душем, сухим полотенцем и флаконом шампуня на бортике. Тайка сидела в ней точно в лодке, любуясь океанскими просторами и чувствуя, как солнечные лучи ласкают кожу.

- Чего ты ждешь? - снова послышался тонкий голосок. - После морского купания нужно смыть соленую воду. Сними пижаму и приступай! Или послать тебе на помощь Мойдодыра?

- Обойдусь, - буркнула Тайка и, сбросив пижамку, включила душ. Полилась пресная вода, казавшаяся такой сладкой на губах после морской соли. Она намылила голову, постояла пять минут под теплыми струйками, вытерлась и посмотрела вниз. Чудеса! Магия, да и только! Дно и стенки ванны были сухими - ни мыльной пены, ни единой капельки, что вылилась из душа. Зато вокруг воды хватало.

Накинув на плечи полотенце, она присела на бортик ванны. Тайке было о чем поразмышлять: с одной стороны, ей досталась волшебная кукла, а с другой, нрав у куклы в точности как у Варвары Петровны Гусевой. Уже занялась ее воспитанием! Отправила в океан, чуть ли не на экватор! Хорошо еще в ванне с душем и запасом пресной воды... А кушать здесь что? Сырую рыбу? Так ее еще нужно поймать!

Только она подумала о рыбе, как над волнами показался чей-то плавник. Острый и очень большой! Морское чудище описало круг около ванны, затем второй, поближе, и Тайка разглядела стремительный темный контур огромной рыбины с приоткрытой пастью. Такую не поймаешь и не съешь! Как бы самой не стать обедом...

Ойкнув, она соскользнула с бортика на дно ванны и сжалась в комочек. Потом прошептала совсем тихо, боясь, что чудище ее услышит:

- Варвара! Ты где?

- Дома, в твоей комнате, - послышалось в ответ. - То есть в нашей.

- Раз в нашей, я тоже хочу в ней очутиться. Тут как-то неуютно... По-моему, тут акула... Зубастая! Кружит и кружит!

- Не беспокойся, все под контролем, - бодро сообщила Варвара. - Во-первых, ванна крепкая, из непробиваемого чугуна. Во-вторых, используй шампунь, его акулы не любят. Брызнешь ей в глаза, она слезами умоется. А в-третьих...

Голос куклы смолк.

- Есть еще и в-третьих? - спросила Тайка. Схватив флакон с шампунем, она приподнялась и заглянула за край ванны. Плавник вместе с ужасной акулой был совсем рядом.

- Конечно, есть, но это требует ловкости и точной наводки, - промолвила Варвара. В тот же миг раздался пронзительный свист, с неба свалился раскаленный камень и стукнул акулу по голове. Кукла довольно фыркнула. - Попала! Так тебе! Не будешь пугать ребенка!

Акула исчезла, словно ее и не было. Там, где камень вошел в воду, с шипением поднялось жаркое облако пара. Ванна закачалась на волнах, душ негодующе булькнул и пустил струю воды прямо в облако, отгоняя его от Тайки.

Она замерла в изумлении, все еще не выпуская из рук флакончик с шампунем. Потом пробормотала:

- Варенька, что это? Что это было?

- Метеорит. Слышала о метеоритах? Ты ведь, кажется, ходишь в астрономический кружок?

- Слышала, но никогда не видела... Метеорит! Ух ты! Настоящий!

- Рада, что тебе понравилось. - Варвара будто бы хихикнула, но тут же ее голос стал строгим. - Ну, развлеклись, искупались и поглядели на метеорит... Хватит. Пора домой.

Тайка вдруг обнаружила, что сидит не в ванне в Тихом океане, а на полу в своей комнате. Впереди - Варвара под фотографией с Марса, слева - окошко с тюльпанами, справа - кукольный домик и глобус, который вел себя смирно и больше не раздувался. Пижамка на Тайке была сухой, волосы тоже, ванна с душем и шампунем пропали, и лишь Тихий океан на глобусе напоминал о ее приключении. Не верилось, что секунду назад она была там и готовилась к схватке с акулой... Да и кто поверит! Уж во всяком случае, не Мишка Ежов и не Даша Синицына, хотя рассказать им очень хотелось.

Она глядела на Варвару, Варвара глядела на нее. Молчание длилось с минуту. Потом Тайка выпалила:

- Ты - волшебная кукла!

- Может быть, - раздалось в ответ.

- А что еще ты умеешь?

Варвара пожала плечиками.

- Достаточно, чтобы ты не скучала.

Тайка повернула глобус, ткнула пальцем наугад и попала в Гренландию.

- Сюда! Можешь послать меня сюда?

- Могу, но тебе там не понравится. Очень холодно, и вокруг льды и снега. Там нечего делать босиком и в пижаме.

Глаза Тайки сверкали, палец скользил от Гренландии к африканским берегам.

- А если в теплое место? В Африку, в джунгли? К реке... - Она наклонилась к глобусу и прочитала по складам: - Зам-бе-зи!

- В этой реке полно крокодилов. Их столько, что метеоритов не напасешься, так что не будем рисковать. - Варвара Петровна на миг задумалась. - Может, лучше отправить тебя в зоопарк или зоологический музей? Но сначала переоденься и почисти зу...

Внезапно она смолкла. Варвара сидела на своем стуле, сложив руки на коленях, и выражение личика у нее было серьезным и сосредоточенным, как и положено умной, но не говорящей кукле.

Дверь приоткрылась, и Папа заглянул в комнату.

- Таисия, ты уже встала? С кем ты говоришь?

- С Варварой. То есть, конечно, сама с собой.

- И что вы обсуждаете?

- Экспедицию в Тихий океан. Для проверки как отпугивать акул с помощью шампуня и метеоритов.

- Свежая мысль, - сказал Папа. - И когда отправляетесь? Тайка покрутила глобус и вздохнула.

- Мы уже побывали в этой экспедиции. Искупались, стукнули акулу камешком, а шампунь проверить не успели. Понимаешь, не хватило ни акул, ни времени. Вернулись только что.

Папа улыбнулся и погладил Тайку по голове. Разумеется, он не поверил.