buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯСТАТЬИГОСТЕВАЯ

 
 
 

Михаил Ахманов

КТО ПОЧЕМ

Печальные размышления о доходах российской интеллигенции

Из пестрой массы наших интеллигентов я бы в первую очередь выделил учителей и врачей. Люди этих профессий - своеобразный барометр состояния общества: если с учителями и врачами все в порядке, если они живут достойно, общество следует признать здоровым; в противном случае что-то с обществом не так. Мысль принадлежит не мне, ее высказали братья Стругацкие в одной из своих книг.

В силу возраста я имею много знакомых среди врачей, а вот с учителями школ и воспитателями из детских садиков встречаюсь редко. Поэтому добавлю к этим двум категориям ученых, преподавателй ВУЗов и библиотекарей. Оговорюсь, что речь пойдет о работниках бюджетной сферы, т.е. о тех, кому выплачивает зарплату государство. В частном секторе есть вполне преуспевающие специалисты, нередко с теневым источником доходов, но полагаю, что их не очень много. Замечу также, что лица, о которых пойдет речь, мои знакомые или близкие друзья, и я могу ручаться за точность сведений.

Начнем с интервью С.Булавина, зам. министра внутренних дел, телеканалу "Россия 24" от 12 февраля 2011. Г-н Булавин сообщил, что теперь лейтенант полиции будет получать 33 000 рублей в месяц, и в течении 2011 года такая информация озвучивалась неоднократно чиновниками самого высокого ранга. В октябре это подтвердил президент Медведев, добавив, что 33 тысячи будут выплачиваться молодому лейтенанту, только что поступившему на службу, и это далеко не все, будут дополнительные льготы и бонусы. Отсюда следует, что оклад майора или подполковника полиции в возрасте 35-40 лет составит, с учетом звания, должности и опыта, 60-70 тысяч рублей. То же самое в вооруженных силах - в ноябре 2011 нам показали сюжет о подполковнике из командного состава особой армейской бригады, месячный оклад которого составляет нынче 76 000 рублей.

Обратимся теперь к медикам. Поясню, в чем отличие молодого врача от, скажем, учителя или инженера. Инженер после ВУЗа идет в КБ или на производство, а учитель - в школу, и, конечно, какое-то время тот и другой набираются практического опыта. Но это стадия неофициальная; инженер уже инженер, учитель уже учитель. С врачами иначе, так как им доверяется наша жизнь и драгоценное здоровье, и потому молодой выпускник медВУЗа еще не врач, а интерн или ординатор. Врачом он станет через два, три, четыре года после окончания института, так что полный срок обучения у медиков равен 8-10 годам. На что живут эти молодые люди? В октябре 2011 премьер Путин сообщил нам, что стипендия ординатора и интерна будет повышена в два раза и составит 6 400 рублей - значит, в недавнее время она была 3 000 рублей. Сравните: 6 400 рублей - у молодого медика, 33 000 рублей - у молодого полицейского... Это нормально?..

У врачей, как и у других специалистов, существует такое понятие - "голая ставка" - и сейчас она равна шести тысячам рублей. Конечно, молодые медики как-то еще прирабатывают, но их месячный доход не превышает 10-11 тысяч рублей. Теперь посмотрим, как обстоят дела у опытных докторов.

Врач высшей категории, женщина 55-ти лет, кардиолог, врач стационара со стажем 30 лет - 16 000 рублей. Вынуждена работать на полторы ставки.

Врач высшей категории, женщина 42-х лет, эндокринолог со со стажем 20 лет - 19 000 рублей. Вынуждена брать дополнительную работу.

Молодой врач, женщина 31-го года, детский хирург. В принципе, она может заработать в месяц 30 000 рублей, если за пять часов примет шестьдесят (!) пациентов. Совесть ей этого не позволяет, и потому реальная зарплата 13-14 тысяч рублей.

Все трое - великолепные врачи, работающие в весьма солидных медицинских госучреждениях Петербурга.

Вот данные из другой сферы:

Главный библиограф одной из крупнейших петербургских библиотек, женщина 50-ти лет - 16 500 рублей.

Профессор Петербургского университета, доктор физ-мат. наук, мужчина 63-х лет, оклад со всеми надбавками - 31 000 рублей.

Но университет - на особом положении, там платят самые высокие ставки, а в других ВУЗах оклады существенно ниже. Посмотрим, каковы там доходы профессора (женщина, 71 год, вынуждена работать, так как пенсии не хватает):

оклад по должности ("голая ставка") - 6 250 рублей;
прибавка за ученую степень - 3 000 рублей;
прибавка за профессорскую должность - 3 750 рублей;
итого 13 000 рублей.

Возможны приработки в размере восьми-девяти тысяч рублей, зависящие от благоволения институтского начальства. Официально они называются доплатами за интенсивность и качество обучения, а их источник - "платные" студенты. В любом случае доход профессора не превышает 22 000 рублей.

Разумеется, в частном секторе ситуация другая. Мой друг, кандидат наук, опытнейший программист, зарабатывал в крупной частной компании 60 000 рублей. Однако его сократили, и он на протяжении нескольких лет не может найти работу по специальности. Сейчас ему 56 лет, это бодрый, энергичный и вполне здоровый человек. Почему же нет ему достойного места ни в государственных, ни в частных конторах? Причина проста: там, где хорошо получают, сидят молодые неучи, детишки чиновников или собственников фирмы, и им не нужен квалифицированный конкурент на равной должности. Иными словами, с окладом тысяч десять возьмут, но начальником будет бездельник, сынок или племянник хозяина, с окладом на порядок больше. Мой друг уже побывал в такой ситуации и новых унижений не хочет.

Сколько же получают чиновники - разумеется, не высшие, им, само собой, от бога положено, а среднее звено? Это тайна, покрытая мраком, но есть у меня сведения об окладах руководителей небольших структур со штатом пятьдесят-сто сотрудников - их доход примерно 200-300 тысяч рублей в месяц. Тут даже армейским подполковникам не угнаться.

Кстати, о подполковнике, которому положили 76 тысяч. Когда об этом торжественно объявлялось, было еще сказано, что теперь оклады наших офицеров достигли уровня дохода их коллег в США и в европейских странах. Семьдесят шесть тысяч рублей в месяц это 30 тысяч долларов в год, и мне как-то не верится, что подполковник или даже лейтенант армии США получает такую малость. Посмотрим, как там обстоят дела.

Людей интеллигентных профессий в Штатах можно разделить на три категории. Больше всех зарабатывают юристы с хорошо налаженной практикой - от трехсот тысяч долларов в год до миллиона и более. Это правильно - ведь юрист охраняет свободу и достояние граждан, их финансы, а в США ситуация такова: не будет денег, не будет и качественных медицинских услуг. Вслед за юристами идут врачи с доходом от ста до трехсот тысяч долларов в год (возможны, конечно, и более высокие показатели). Во всем цивилизованном мире врачи очень уважаемая каста, хорошо обеспеченная в материальном плане, и это тоже правильно - врачи несут не только моральную, но и очень строгую юридическую ответственность за здоровье пациентов (недавний пример - суд над врачом певца Майкла Джексона). Все остальные персоны, ученые, инженеры, университетские профессора, учителя, библиотекари и т.д. имеют меньший доход, чем у медиков - в среднем сто тысяч долларов в год. Думаю, примерно столько же получают офицеры.

Теперь обратимся к реальной информации.

Сын одного из моих коллег эмигрировал с родителями в Штаты и стал нью-йоркским полицейским, причем особой категории - так как он знает русский язык, ему поручаются дела с русскоязычным населением. Оклад поначалу был очень небольшой - тридцать тысяч долларов в год, но юноша учился юриспруденции, набирался опыта, и я полагаю, что сейчас он получает тысяч пятьдесят. Но все же полицейские в Америке получают немного, хотя служат на совесть. Почему? У них есть большие льготы: пенсия в 45 лет (80% прежнего оклада) и банковские ссуды, которые им охотно выдают как госслужащим с гарантированной работой. Молодой человек этим воспользовался и купил два дома под Нью-Йорком - в одном живет, другой сдает жильцам, и с этих денег выплачивает оба кредита. Выйдя на пенсию, он будет домовладельцем и может работать - например, в частной охранной структуре.

Молодая женщина-врач вышла замуж за американца, подтвердила в США свою медицинскую квалификацию, но стать специалистом (т.е. кардиологом, эндокринологом, фтизиатром и т.д.) не смогла. Работает врачом-терапевтом в государственной больнице для бедных, оклад 120 тысяч долларов в год. Работа очень тяжелая и неприятная, так как пациенты попадаются всякие, вплоть до преступников. Вдобавок супруг оказался никчемным бездельником - она с ним рассталась, но вынуждена, по американским законам, выплачивать ему алименты (он работать не желает).

А что же учителя? Оказывается, среди них бывают миллионеры. Я не знаю, каков доход учителя в американской школе, но вот еще одна реальная история. В США многие пожилые люди доживают до очень преклонного возраста (90-95) и сохраняют трудоспособность лет до восьмидесяти. Учитель из небольшого городка в малонаселенном штате Монтана работал шесть десятилетий, купил и выплатил дом, поднял двух сыновей (оба - университетские профессора), а в последние двадцать лет им с женой вполне хватало на жизнь, и часть денег они откладывали в банк. Этого хватило на отдельную квартиру и полное содержание в доме престарелых (по нашим понятиям, роскошном), а когда старец скончался в возрасте 93-х лет, сыновьям остались дом в Монтане и больше миллиона долларов в банке.

Таковы реалии американской жизни: молодой врач получает втрое-вчетверо больше молодого полицейского, полицейский служит честно и взяток не берет, учитель трудится до глубокой старости, он обеспеченный человек, весь город его уважает. Не собираюсь убеждать читателя, что в Штатах все так уж хорошо и что американские законы прямо благодать для граждан. Но эти законы, иногда очень жесткие, выполняются, и судебная система там действительно третья независимая ветвь власти. Впрочем, по слухам, и у них взятки берут, но все-таки работают. А у нас?

Лет семь-восемь назад молодую женщину, нашу соседку, ограбили вечером в декабре - вырвали сумочку с деньгами, документами и ключами от квартиры. Она пришла к нам, сидела, плакала, ждала, когда мать привезет запасные ключи. Я позвонил в отделение милиции, сообщил о происшедшем, и мне там ответили: "А чего вы от нас хотите?" Грабителей можно было поймать без труда, устроив засаду на квартире потерпевшей - через день-два они, имея адрес и ключи, попытались к ней вломиться, но она уже сменила замки. А могла и не менять, и злодеи достались бы милицейским на блюдечке с голубой каемочкой.

Вот статья Е.Колесникова и А.Куртова "Грабят! И не скрываются" ("Аргументы и факты. Петербург" N 41 от 12-18 октября 2011). Авторы пишут о том, что у нас на Невском совершенно по-наглому грабят пассажиров в автобусах и троллейбусах, грабят в метро, и все эти грабители известны (их фото приведены в статье), что кондукторы и водители запуганы - если они предупредят пассажиров, что в салоне вор, их порежут (что уже случалось). О фактах воровства и грабежа пострадавшие сообщают в 78 отдел полиции, но там отговариваются нехваткой кадров и тем, что (цитирую): "...статус органов внутренних дел в последнее время опустили ниже плинтуса".

А раз опустили, то и стараться ни к чему, и никакие оклады в тридцать или шестьдесят тысяч ничего не изменят. Ведь это, в сущности, небольшие деньги, на них можно жить, как говорится, более или менее пристойно. А сотрудникам нашей милиции-полиции - не всем, но, думаю, изрядному числу - этого мало, им хочется жить если не роскошно, то богато. Паровоз ушел - они к этому привыкли за годы коррупции и безнаказанности, и сколько не дай им государство, все будет мало. Ведь в их профессии не деньги важны, а нравственный императив, гордость уважаемого защитника сограждан! За деньги можно купить только одно - верность правящей бюрократической верхушке. Что и происходит.

Я очень сочувствую честным полицейским - пусть деньги, которые им дали, пойдут на пользу их службе и их семьям. Я рад, что офицерам повысили оклады, я сам из семьи офицера, ветерана войны, полковника. Я помню: кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Но временами думаешь: может быть, лучше кормить чужих солдат, а не собственных чиновников?..

Перейдем к итогу всех этих финансовых реформ и приведенных выше зарплатных сопоставлений. На мой взгляд, они демонстрируют только одно: руководство страны делает ставку не на подъем науки, культуры, нравственности и образования, а на подавляющие структуры - армию и силы охраны правопорядка. Охранять будут лучше, но не нас, граждан, а власть, защищать ее от народа и оппозиции. До чиновников дошла нехитрая истина: надо делиться.

Часто приводят такой довод: если не дать полиции, никто не пойдет туда служить, и всем будет плохо. А если никто не пойдет в учителя и врачи?.. Среди них уже сейчас изрядно взяточников и фальсификаторов, и мы рискуем лишиться нормальной медицины и нормальных педагогов. Что будет тогда?..

Про ученых я не говорю. Множество наших людей науки трудится в иных странах, укрепляет их оборонную мощь и промышленность, и в Россию они возвращаться не собираются. Даже в сказочное Сколково.