buster.nsh@gmail.com
   
   
  ENGLISH   VERSION
 
   
 

ГЛАВНАЯСТАТЬИГОСТЕВАЯ

 
 
 

Михаил Ахманов

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

У Британии нет постоянных друзей или врагов, у нее есть только постоянные интересы.

Первым это сказал лорд Палмерстон, а повторил за ним Черчилль.

Я получил несколько писем от читателей и старинных знакомых. Некоторые интересуются моим мнением относительно событий на Украине и вообще в мире. Отвечаю всем сразу.

Было бы наивностью полагать, что с разрушением Берлинской стены и распадом Советского Союза "холодная война" закончилась. Это не так. Данный феномен, иногда переходящий в "горячую фазу", не является противостоянием политических систем - условно говоря, капитализма и социализма или демократии и тоталитарного общественного строя. Все это чушь, просто ярлыки. В нацистской Германии был капитализм, но правил страной диктатор. Подобная ситуация была и есть в других державах, независимо от декларируемого ими политического устройства и отношения к частной собственности: Испания (Франко), Италия (Муссолини), Чили (Пиночет) Северная Корея (династия Кимов - Ким Ир Сен, Ким Чен Ир, Ким Чер Ын), Камбоджа (Пол Пот), ряд стран Африки, Южной Америки и бывшего СССР. Что до социализма, то к нему скорее приблизились Швеция и Норвегия, а не Советский Союз. Полагаю, важен не общественный строй, а интересы правящего класса и политика лидеров, которых этот класс выдвигает.

"Холодная война" зиждится на причинах географического и исторического свойства. Некоторым странам на земном шаре особенно повезло: они граничили - или, скорее, имели доступ к огромным и очень богатым территориям, причем обитатели этих мест уступали своему соседу по всем параметрам: по государственной организации, численности населения и технологии. Благодаря своему расположению, Европейская Россия продвинулась на восток к Уралу, затем в Сибирь, на Дальний Восток и даже в какой-то момент на Аляску и в Калифорнию. Экспансия Североамериканских Штатов развивалась на другом континенте в западном направлении и тоже была вполне успешной. Обе державы не остановились на достигнутом: Россия, расставшись с Аляской и Калифорнией, захватила Среднюю Азию, Штаты откупили русские владения в Америке и заняли северную часть Мексики, ныне штаты Техас и Нью-Мексико. Так возникли два гиганта, противоборство между которыми было неизбежным. Активная конфронтация началась после Второй мировой войны, когда победители поделили мир и вместо устаревшей колониальной системы в Азии и Африке обозначили зоны своих экономических интересов.

Чем дальше шло "холодное противостояние", тем быстрее развивалась технология - прежде всего, в сферах транспортной и военной. С появлением ракет стало ясно, что океаны, разделяющие СССР и США, не препятствие для военных действий, и что первой жертвой в такой ситуации будет Западная Европа. Но никто не хотел умирать, и в результате мир принял доктрину "ядерного сдерживания". Впрочем, "борьба под ковром" продолжалась весьма активно: Корея, Вьетнам, Куба, Афганистан, Ближний Восток, некоторые страны Африки.

После распада СССР и всей социалистической системы казалось, что Запад победил. Это не так - Россия, пусть ослабевшая, по прежнему присутствует на земном глобусе. Ее территория и сырьевые ресурсы огромны, население, хоть и меньше прежнего, отнюдь не скудное, и ядерный арсенал вполне на уровне. По крупному счету ничего не изменилось, ибо категории сильнее/слабее важны лишь в случае обычных вооружений. "Биг бомб" уравнивает шансы.

Но пока до этого не дошло, стороны желают ослабить друг друга. События в Грузии и Сербии, несмотря на их трагизм, мелочь, а вот Украина - дело другое. Самая крупная после России славянская страна, население 43 млн (а было под пятьдесят), площадь почти вдвое больше, чем у Польши, плодородные земли, развитая промышленность, выход к морям и контроль за поставками газа... Еще одно преимущество для Запада: нетвердая, продажная, коррумпированная власть. Самый ценный объект для перевербовки и превращения в противника России. Так что борьба за Украину или за ее часть была предопределена.

Но западные стратеги ошиблись: похоже, они сочли Украину целостным государством, чем-то вроде Чехии или Польши, а в историческом плане Украина на них совершенно не похожа. В эпоху Российской империи малороссы (как и белорусы) воспринимались как ветвь русского народа, но отнюдь не в качестве отдельной нации. С возникновением Советского Союза Украина была "сшита" из переданных этой лоскутной стране крупных территорий, но при этом значительная часть ее населения сохранила русский язык и сознание принадлежности к "русскому миру" - по крайней мере, в землях от Харькова до Одессы и в Крыму. Делать из этих людей украинцев - большая глупость, давить на них опасно, однако надавили. Конфликт на Украине был неизбежен. Тем более, что рядом, за условной границей - Большой Брат.

Никого не обвиняя, ни Америку, ни Россию, хочу заметить, что в своих действиях эти огромные державы исходят не из понятий закона, а из собственных интересов. Я реалист, и меня абсолютно не волнует, что Штаты вторглись в ту или иную страну с согласия ООН, а вот Россия не получила санкций свыше на Крым или Южную Осетию. Равным образом, мне безразлично, на основании каких законов Сталин и Хрущев сделали территориальные подарки Украине, и какие договора на сей счет подписал Ельцин. Эти феодалы распорядились чужим имуществом, землями, на которых живут люди, и самими этими людьми - с полным к ним пренебрежением. И потому я считаю: если появилась возможность исправить несправедливую ситуацию, так тому и быть.

Напомню общеизвестное: тот, кто сильнее, принимает законы для собственной пользы и закрепления своих преимуществ. Это не значит, что любые законы плохи и их не надо исполнять - я лишь подчеркиваю, что закон и справедливость совпадают далеко не всегда. Закон - категория юридическая, а справедливость - моральная, то есть более широкая и временами главенствующая над законом. Ясно, что подчинение закону или отказ его выполнить зависят от конкретных обстоятельств. Оценить эти обстоятельства и, сообразуясь с ними, принять решение - неотъемлемое право человека. В армии один из важнейших законов - выполнение приказа вышестоящего начальства. Теперь представим, что командир велит солдатам с целью устрашения расстрелять женщин и детей (что случалось неоднократно во многих войнах и происходит сейчас). Должны ли солдаты подчиниться?.. Или понятия о морали и справедливости превалируют над законом и формальным долгом?..

Данное противоречие особенно характерно для международного права. Так, в этом кодексе есть закон, запрещающий любую агрессию и нарушение целостности государств, но есть и лазейка: если действия властей некой страны признаны опасными для мирового сообщества, такую державу разрешается бомбить и оккупировать, а правителей уничтожать или свергать и предавать суду. Примеров достаточно: Ливия, Ирак, Сербия, Афганистан (подвергшийся как советской, так и американской оккупации). Какие опасности имеются в виду? Ну, скажем, в этой стране производят наркотики или химическое оружие, делают ядерную бомбу или строй там не очень демократический... Где доказательства опасности? Их часто фабрикуют, а иногда даже этим не затрудняются, просто лгут о мнимой угрозе. Кто выносит вердикт о вмешательстве? Тот, кто считает себя сильным, а значит, априори правым. В таких условиях говорить о верховенстве международного законодательства нелепо. Для тех, кто слаб и пытается апеллировать к закону, проигрыш очевиден. Реальный же аргумент таков: у вас ракеты, и у нас ракеты, у вас бомбы и у нас бомбы. Значит, "холодная война" и гонка вооружений продолжаются. Не сомневаюсь, что мы еще сцепимся с американцами за Арктику и Антарктиду.

Я обрисовал ситуацию очень схематично и условно, не учитывая влияния других крупных игроков - Китая, Индии, Бразилии или, тем более, Индонезии (население 250 млн, территория втрое больше Украины) и прочих стран ислама. Если же говорить о будущем нашей планеты и цивилизации, то ясно одно: мир, созданный в великих утопиях двадцатого века, в романах Уэллса, Лема и Стругацких, не воплотится в реальность ни завтра, ни послезавтра.

Я тоже написал утопию о счастливом будущем под названием "Ливиец". Зачем? - спросите вы. И я отвечу: только себе в утешение.